Экономика
Бесплатный
Ольга Кувшинова
Статья опубликована в № 4299 от 11.04.2017 под заголовком: Кризис среднего класса

Государство препятствует расширению среднего класса

Профессиональные навыки и знания среднего класса выше, чем возможности их применения

Консервация развития экономики сдерживает расширение среднего класса, приводит к его размыванию и потере им ключевых качественных характеристик, заключает в докладе для Апрельской конференции Высшей школы экономики замдиректора Института социально-экономических проблем народонаселения РАН Елена Авраамова.

К среднему классу относятся отвечающие трем критериям, перечисляет она: профессиональному (руководители, специалисты с высшим образованием, предприниматели – люди, получающие отдачу на свой человеческий капитал), самооценке материального положения и самооценке социального статуса. Таких, по данным проведенного в 2016 г. опроса, 18,5%: это ядро среднего класса. Если судить только по одному из критериев, то больше всего ценящих свое общественное положение: 63%. Только по материальной самооценке в средний класс могли бы попасть 49%, по профессиональному статусу – меньше всех, 32%. Именно недостаточное количество рабочих мест для работников с высшим образованием и квалификацией ограничивает расширение среднего класса, считает Авраамова.

Социальная самооценка часто базируется на представлениях об уважении окружающих, о достойно прожитой жизни и не подкреплена ни материальным, ни профессиональным статусом: тем самым она не располагает к рефлексии по поводу ресурсов развития, пишет Авраамова, – так же как и хорошая оценка материального статуса при низком профессиональном. Обладатели же высокого профессионального статуса, не подкрепленного ни материальным, ни общественным положением, сближаются скорее с низкодоходными группами, для которых более актуальна проблема выживания, а не развития. Проблема статусной несовместимости, имевшая место в начале 1990-х, в самом начале становления среднего класса, так до сих пор и не преодолена, заключает Авраамова: «Барьером для расширения среднего класса становится структура экономики, развивающаяся не в модернизационном направлении, которое бы стимулировало создание инновационных рабочих мест».

Тихое привыкание

По данным Института социальной политики ВШЭ, наиболее распространены пассивные стратегии адаптации к новым экономическим условиям: так, в течение 2016 г. по 40% людей переходили на более дешевые продукты и товары или сокращали их потребление.

Из-за огосударствления экономики в России большая часть населения занята в бюджетной сфере, госструктурах или структурах, аффилированных с государством, то же самое происходит и со средним классом: его ядро формируют чиновники, силовики, а также финансисты. Так, в сфере промышленности к ядру среднего класса относится 15,6% занятых, а в сфере госуправления – 30%. Представители среднего класса чаще других считают, что положение их работодателя устойчиво, и тех, кто не пострадал от кризиса, среди них больше, чем пострадавших.

По данным РАНХиГС, в ноябре 2016 г. произошедшие за последнее время изменения в экономике страны трактовало как ухудшение более 50% респондентов, занятых в промышленности, и только 36% – в сфере госуправления и 28% – среди силовых ведомств. Чиновники и силовики чаще других не видели изменений (57–58% против 33–46% в других отраслях). Оценили ситуацию в экономике как кризис 0% чиновников (более 5% в остальных сферах), в то же время 7,1% из них – больше, чем почти во всех остальных сферах, – сочли, что экономическая ситуация улучшилась.

За два года кризиса к началу 2017 г. реальные доходы населения сократились на 12%, зарплаты и пенсии – на 8%, подводят итоги в мониторинге для Апрельской конференции эксперты Института социальной политики ВШЭ. За 2014–2016 гг. число бедных (живущих на доход ниже прожиточного минимума) возросло с 11,1 до 13,5% населения, или на 3,9 млн человек. Уровень субъективной бедности почти втрое выше: в среднем за 2016 г. 40% населения испытывали проблемы с покупкой еды или одежды, т. е. с поддержанием базового стандарта выживания. При этом только 22% из них, или лишь почти каждый второй, считали свое материальное положение плохим: это говорит о постепенном привыкании граждан к снижению потребительских стандартов, заключают эксперты ВШЭ. Потребительские возможности среднего класса за кризис тоже сильно пострадали: доля тех, кто может позволить себе купить все, кроме автомобиля, сократилась с 27 до 13%.

В начале 2017 г. существенных изменений не произошло, фиксируют эксперты РАНХиГС в мониторинге: в феврале 40% населения, как и годом ранее, сообщили, что денег им хватает только на еду. Рост бедности и деградация потребления средних слоев сопровождались ростом благосостояния сверхбогатых: в 2016 г. число долларовых миллионеров в России увеличилось на 10% до 132 000 человек, тогда как в целом в мире оно выросло на 3%, а в Европе даже снизилось на 4%, приводят данные Knight Frank Research эксперты РАНХиГС.

По опросу РАН, среди среднего класса максимальна доля тех, кто предпринимал попытки активной адаптации (см. врез) к «новой нормальности» с ее сниженными стандартами потребления: ничего не делали 37% представителей ядра среднего класса против 61% низкодоходных групп и 46% населения в целом. Наиболее распространенными практиками адаптации среди среднего класса были покупки товаров длительного потребления, жилья, автомобиля, а также – вдвое чаще, чем среди населения в целом, – сбережения. Возможности подработки население в целом искало в 1,5 раза чаще, чем ядро среднего класса (13 и 8% соответственно), так как его представители наиболее уверенно чувствуют себя в сфере занятости.

Сохраняя определенные преимущества, средний класс испытывает кризис, заключает Авраамова: его расширение сдерживается отсутствием модернизационного развития, а уровень накопления человеческого потенциала превосходит возможности его реализации.

Кандид
12:26 11.04.2017
Анализ правильный, но нет выводов и ответов на ключевые вопросы: в чьих интересах осуществляется политика в России, какие последствия в перспективе эта политика даст и что делать? Ответ на первый вопрос, для изучавших марксизм (совсем не глупое учение, к сожалению сильно извращенное в СССР) очевиден. Она осуществляется в интересах правящего класса. Этот класс сформировался в недрах советского государства, названный М.Восленским номенклатурой. Потомки старой номенклатуры в ходе революционного изменения общества в 90-х г.г. свою власть сохранили и постепенно сосредоточили в своих руках все богатства страны. Более того, они возродили на новом витке истории советские порядки: вместо генсека, появился президент, вместо ЦК – аппарат президента, вместо КПСС – «Единая Россия», а представительная власть (Госдума) защищает интересы правящего класса и заботится об интересах и нуждах народа еще меньше, чем Верховный Совет в СССР. Новая номенклатура столь же, если не больше цинична и коррумпирована. Она не обременена даже какой-либо идеологией. Марксизм-ленинизм сталинского разлива себя изжил, а ничего нового нынешняя элита не придумала. Отсюда и рост клерикализма и фашизма, в духе Муссолини. Очевидно, что это тупиковый путь развития. Однако страсть к роскоши и богатству сильнее разума. Менять систему даже те, кто понимает грозящие угрозы стране и самой элите, не могут и не хотят. Мы это уже проходили. Еще Екатерина Великая и правившее после нее Павел I, Александр I и Николай I понимали пагубность крепостного права, но не отважились от него отказаться. Потребовалось поражение в Крымской войне, чтобы АлександрII взялся проводить масштабные реформы. К сожалению, сегодня преобладают крепостнические идеи, а не либеральные. Ярким рупором этих идей стал председатель Конституционного суда господин Зорькин, выразивший сожаление об отмене крепостного права. Следование нынешним курсом приведет страну к глубокой деградации и превращении ее в страну третьего мира: соревноваться будем со странами Африки. Ответ на третий вопрос отсутствует. Только барон Мюнхгаузен смог сам себя за волосы вытащить из болота. Элита верит, что таковым гением является Путин, Несистемную оппозицию возглавил Навальный, но и ему вряд ли под силу подвиг барона. Без ущемления интересов нынешних властителей ничего в системе изменить нельзя. Самые умные в нынешней элите уже построили себе запасные аэродромы на Западе. Запад понятие условное, имеются в виду развитые страны мира. Впрочем, возможно, найдутся авторы, которые предложат более оптимистичный прогноз и программу действий.
40
Комментировать