Валюты развивающихся стран сильно выросли

Но центробанки это пока не беспокоит

Валюты развивающихся стран укрепились в этом году. Так, курсы южнокорейской воны, тайваньского доллара, российского рубля и мексиканского песо выросли более чем на 5% в этом году на фоне притока инвестиций на развивающиеся рынки. Но центральные банки не стали реагировать, так как в большинстве этих стран экономика продолжает расти.

Чистый приток иностранного капитала на развивающиеся рынки, прежде всего в азиатские страны, составил $20,5 млрд в мае, по данным Института международных финансов (IIF). Из-за притока средств курсы валют ряда стран очень сильно выросли в этом году. Реальный эффективный курс индийской рупии, отражающий ее стоимость к корзине валют торговых партнеров с поправкой на инфляцию, в конце апреля достиг рекордно высокого уровня. Тайваньский доллар недавно достиг максимального уровня за десятилетие, а южнокорейская вона – с 2008 г., согласно Банку международных расчетов (BIS). Несмотря на укрепление, песо и рубль (рост номинального курса с начала года – 11,1 и 7,8% соответственно) по-прежнему дешевы по сравнению со средними уровнями за прошлые годы. В мае курсы большинства этих валют продолжили расти по отношению к доллару.

Обычно высокий курс создает проблемы развивающимся странам. Например, экономика Южной Кореи и Тайваня ориентирована на экспорт, а у Индии может увеличиться дефицит счета текущих операций из-за роста импорта. Также укрепление национальных валют негативно отражается на прибыли местных компаний при конвертации их зарубежной выручки.

Но в этом году ВВП большинства развивающихся стран растет. IIF недавно улучшил прогноз экономического роста в них с 4,4 до 4,6% в этом году и 4,9% в 2018 г. Это снижает давление на их центробанки. «Думаю, пока изменение курсов не представляет угрозу для политики центробанков, – говорит экономист AXA Investment Managers Айдань Яо. – Но если тренд продолжится и курсы сильнее оторвутся от фундаментальных экономических показателей, центробанкам придется реагировать».

Немногие центробанки захотели даже комментировать изменение курсов своих валют. Тайвань в марте признал, что ее укрепление «создает напряженность» в финансовой системе, и пообещал предпринять меры, если потоки капитала приведут к чрезмерной волатильности на валютном рынке.

Несмотря на обнадеживающие экономические данные, центробанкам приходится следить за валютным рынком не только по соображениям внутренней политики. Президент Дональд Трамп часто обвинял другие страны в валютном манипулировании, и министерство финансов США следит в этом вопросе за Южной Кореей и Тайванем.

Азиатские центробанки в прошлом довольно агрессивно проводили интервенции с целью замедлить укрепление своих валют, особенно в периоды ослабления доллара, и пополняли валютные резервы. Но сейчас они делают это менее активно. В апреле резервы Тайваня увеличились лишь на 1,2% в годовом выражении, это минимум с ноября 2015 г., по данным его Центробанка. Годовой темп роста резервов Индии и Южной Кореи тоже замедлился после того, как достиг пика летом 2014 г.

Конечно, в укреплении валюты есть и плюсы. Например, правительствам и компаниям легче выплачивать внешний долг. Центробанку Индии, в частности, укрепление рупии помогает контролировать инфляцию.

Если продолжатся такие тренды, как устойчивый рост мировой торговли и центробанки не будут вмешиваться, то рост курсов валют развивающихся стран необязательно скоро сменится падением, считают аналитики. «У многих развивающихся стран валюты могут на длительное время отклоняться от уровней, которые во многих моделях считаются «справедливой стоимостью», – говорит стратег Deutsche Bank Самир Гоэл.

Перевел Алексей Невельский

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать