Статья опубликована в № 4344 от 19.06.2017 под заголовком: Индустрия погрелась

Рывок в мае промышленность совершила благодаря холодам и календарю

Без этих факторов рост был бы почти вдвое ниже

Промышленность в мае увеличила выпуск на 5,6% в годовом сравнении, сообщил Росстат: рост вдвое превысил ожидания аналитиков (консенсус-прогноз «Интерфакса» – 2,7%) и оказался максимальным с февраля 2012 г. За январь – май выпуск увеличился на 1,7% после 0,7% за январь – апрель.

Майский рывок во многом объясняется календарем и погодой. Это был нестандартный месяц, замечает Владимир Сальников из ЦМАКПа: рабочих дней было 20, а не 19, как год назад, а аномально холодная погода привела к росту выработки тепла и электроэнергии, вероятно и газодобычи. «Если убрать все разовые факторы, то рост был бы около 3%», – сказал «Ведомостям» министр экономического развития Максим Орешкин: 5,6% – конечно, нерепрезентативная цифра, так же как и минус в феврале (производство тогда упало на 2,7%, но 2016 год был високосным. – «Ведомости»). «Но в целом мы идем с превышением прогнозной динамики», – считает Орешкин. Повлияли и производства, подверженные колебаниям, добавляет директор Центра конъюнктурных исследований ВШЭ Георгий Остапкович: например, производство автобусов выросло на 44%, грузового автотранспорта – на 38%, кузовов для автотранспортных средств – на 41%.

«Прорыва» нет, солидарны Сальников и Остапкович: по итогам года промышленность вырастет на 2% (такой же прогноз и у Минэкономразвития). К тому же растет производство за счет добычи, обработка практически не растет, сетует Остапкович. По данным Росстата, добыча полезных ископаемых в январе – мае увеличилась на 2,7%, выпуск обрабатывающей промышленности – на 0,9%. «По нашим данным, никакой тенденции роста [промышленного производства] в последние месяцы не просматривается: он был, и заметный, со второй половины прошлого года, но в последние четыре месяца отсутствует», – категоричен Сальников. В марте – апреле рост производства обеспечивался главным образом за счет выпуска сырья и промежуточной продукции (металлургическая, нефтепродукты, добыча газа), констатирует ЦБ в докладе о денежно-кредитной политике.

Ресурсов для серьезного ускорения промышленности нет, признает Остапкович: рост производительности ограничен, реальные доходы населения падают 2,5 года подряд, а впереди демографическая яма. Более существенный рост промышленности возможен только в результате реформ, убежден он. Надо работать над повышением инвестиционной активности – помимо формирования общей стабильности бизнес-среды важно реализовывать программы поддержки инвестиций, такие как фабрика проектного финансирования и программа развития инфраструктуры, «над которыми мы сейчас работаем», признает Орешкин.

Опросы промышленников в мае – июне говорят о том, что они настроены оптимистично, указывает Сергей Цухло из Института Гайдара: держат избыточные запасы и готовы наращивать инвестиции. Рубль окреп, создав хорошее подспорье для закупок импортного оборудования, отмечает Цухло, в то же время предприятия вынуждены серьезно снижать отпускные цены, чтобы оживить спрос: более сильное снижение было лишь в декабре 2008 г.

Индекс PMI, отражающий динамику деловой активности обрабатывающих отраслей, также говорит об улучшении ожиданий: в мае он составил 52,4 балла после 50,8 в апреле. Улучшение есть, соглашается Сальников, но несущественное: промышленность все еще балансирует между стагнацией и ростом.