Статья опубликована в № 4345 от 20.06.2017 под заголовком: Необоснованная часть Налогового кодекса

Формальные нарушения не будут поводом для доначисления налогов

Но бизнесу все равно самому придется доказывать смысл сделок налоговикам

«Ведомости» ознакомились с последней версией поправок, которые закрепляют в Налоговом кодексе понятие необоснованной налоговой выгоды: четко определяют, когда компания не может уменьшить налог, воспользоваться льготой или получить вычет.

Необоснованность налоговой выгоды – один из самых распространенных аргументов при доначислении налогов. В каждом втором деле, замечает налоговый менеджер крупной компании, часто в необоснованности выгоды обвиняют с ходу, даже не проанализировав сделку.

Критерии необоснованной выгоды сформулировал Высший арбитражный суд (ВАС) в 2006 г. – это позволило снизить риски налоговых претензий. Но после объединения ВАС с Верховным судом риски вернулись – суды стали выносить разные решения, и дискуссия о закреплении новых правил в Налоговом кодексе возобновилась.

История поправок

Проект поправок в Налоговый кодекс был внесен в Госдуму весной 2014 г., но правительство указало на коррупционные риски и слишком большое расширение полномочий налоговиков. Новую версию проекта в 2015 г. внесли Макаров и член Совета Федерации Ефим Малкин. Макаров не ответил на запрос «Ведомостей».

В первом чтении поправки (см. врез) Дума приняла в 2015 г., после чего они увязли в спорах бизнеса, чиновников и депутатов. Компании считали, что постановления ВАС достаточно, а поправки называли слишком жесткими.

В пятницу поправки ко второму чтению согласовали – их одобрила рабочая группа экспертного совета бюджетного комитета Госдумы, сообщили «Ведомостям» федеральный чиновник и участники совета.

Председатель комитета Андрей Макаров также говорил, что законопроект подготовлен ко второму чтению.

По словам чиновника, он может быть внесен в Госдуму уже в начале июля.

Бизнес боялся, что поправки закрепят в законе сложившуюся практику, когда налоговики отказывают в вычетах по формальным основаниям, например из-за дефектов в счетах-фактурах. Но в согласованной версии проекта формальные нарушения не считаются основанием для претензий. Главное – реальность операции.

Не смогут отказать компании в праве уменьшить налоги и из-за формальных претензий к ее контрагенту. Сейчас налоги доначисляют просто потому, что в цепочке контрагентов кто-то их не уплатил, жалуются юристы. А суды соглашаются, даже если однодневкой оказался контрагент шестого звена, сетовал управляющий партнер Taxadvisor Дмитрий Костальгин. Но получить вычет компания может, только если сделку совершил именно тот контрагент, с которым она заключила договор, или его субподрядчик. Главная обязанность компании – убедиться, что именно это лицо выполнило работу, объясняет федеральный чиновник.

Ограничение может поставить под угрозу, например, законные вычеты НДС по авансовым платежам, предупреждает партнер Сlifford Сhance Александр Аничкин. Кроме того, не каждый поставщик готов раскрывать субподрядчиков – из опасений, что заказчик решит работать напрямую, предупреждает партнер адвокатского бюро КИАП Михаил Успенский. Тут налоговики и решат, что такого контрагента выбрали, чтобы уйти от налогов, говорит управляющий партнер юридической компании «Щекин и партнеры» Денис Щекин. Чтобы избежать рисков, можно, например, вписать в договор, что контрагент имеет право привлекать субподрядчиков на основании договорных отношений, советует партнер KPMG Михаил Орлов.

Пугает бизнес и общий запрет учитывать сделки, которые нацелены только на занижение налогов. Вычеты и затраты не будут приниматься, пока компания не доказала, что цель сделки – не уход от налогов, предупреждает Вадим Зарипов из «Пепеляев групп». Фактически бремя доказывания перекладывается на бизнес, согласен Успенский, а как доказывать деловую цель сделки, из проекта не ясно: например, суды доказательством такой цели не считают только «хорошую» цену сделки.

Доказывать деловую цель сделки компании должны и сейчас, рассказывает старший юрист Herbert Smith Freehills Сергей Еремин. При планировании крупной транзакции компании к этому уже готовятся, подтверждает руководитель налоговой практики «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Сергей Калинин. Теперь проект закрепит презумпцию недобросовестности в Налоговом кодексе. Но если суд лишь переквалифицирует сделку, чтобы определить реальную налоговую нагрузку, например указывает, что была не совместная деятельность, а аренда, то поправки полностью запрещают их учитывать, говорит Зарипов. Это лишает смысла все смягчения, предложенные поправками, и только усиливает риски для бизнеса, предупреждают юристы.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать