Статья опубликована в № 4358 от 07.07.2017 под заголовком: Самозанятых выманивают из тени

Самозанятым придумано определение

Но стимулов выходить из тени не прибавилось

Определить, чем самозанятые отличаются от индивидуальных предпринимателей или работников по трудовому договору, в мае поручил первый вице-премьер Игорь Шувалов. Минюст поручение выполнил. Он предлагает считать самозанятыми людей старше 16 лет, которые самостоятельно, на свой риск, оказывают услуги и выполняют работы для других людей, чтобы получить прибыль, следует из проекта поправок в закон о занятости, опубликованного на regulation.gov. Они не должны быть зарегистрированы как индивидуальные предприниматели, а также иметь в подчинении других работников, услуги они должны оказывать сами, в том числе в свободное от основной работы время (см. врез). О такой деятельности им предлагается уведомлять налоговую службу.

Сейчас такие люди не регистрируются как индивидуальные предприниматели и поэтому рискуют подпасть под административную или налоговую ответственность, пишет Минюст в пояснительной записке. Чтобы защитить их права и предоставить им льготы, нужно сначала «узаконить» таких людей, а затем уже «упрощать режим» их деятельности и менять Трудовой и Налоговый кодексы.

Минэкономразвития в целом поддерживает предложенный Минюстом подход, говорит его представитель. Минтруд, напротив, считает предложенную инициативу тупиковой, закон о занятости – это «закон о технологиях поддержки безработных граждан», говорил в начале июня министр труда Максим Топилин (цитата по ТАСС). Нужно определить статус самозанятых так, чтобы выделить их, объясняет представитель Минтруда, обеспечив максимально простые и удобные условия начала деятельности в качестве самозанятых. Условия легализации должны быть комфортными, согласен федеральный чиновник: если они не придут сами, выявить их можно, но затраты не окупятся – их доходы низкие, а значит, и налоги будут невелики.

Исходя из законопроекта в отличие от индивидуального предпринимателя самозанятый не производит и не продает товары, а также не привлекает наемных работников, обращает внимание замдиректора Центра трудовых исследований Высшей школы экономики Ростислав Капелюшников, он также не может оказывать услуги компаниям – только людям. Но есть самозанятые, которые оказывают услуги компаниям, продолжает он, в законопроекте их статус не определен. В мировой практике самозанятых отличают от предпринимателей по цели их деятельности: первые обеспечивают себя и свою семью, вторые извлекают прибыль, рассказывает вице-президент Института системных исследований проблем предпринимательства Владимир Буев. Но по проекту Минюста самозанятые также могут извлекать прибыль и в чем ключевое отличие одних от других, не ясно, рассуждает он. Путаницу создает и то, что самозанятые по законопроекту не могут продавать товары, добавляет он. «Позвали фрилансера домой установить охладитель, он пришел со своим охладителем. Это товар – значит, он должен регистрировать свою деятельность как индивидуальный предприниматель?» – задается вопросом Буев.

Налоговый вопрос

Для самозанятых установлены налоговые каникулы на два года – до 2019 г. Но как собирать с них налоги потом, чиновники не решили. Сенаторы предлагали ввести патенты. «Пока варианта лучше, чем патент, не придумали», – говорил зампредседателя Совета Федерации Евгений Бушмин. Можно ввести фиксированный платеж по налогам и страховым взносам, поддерживает федеральный чиновник. Но против Минфин, который предлагает платить НДФЛ (13%). Есть риск, что индивидуальные предприниматели начнут переходить в разряд самозанятых, чтобы воспользоваться льготами, объясняет чиновник финансово-экономического блока. Вопрос пока прорабатывается, передал через пресс-службу директор департамента налоговой политики Минфина Алексей Сазанов, подходы к налогообложению их деятельности будут определены после окончательного закрепления их правого статуса.

У самозанятых нет стимулов выходить из тени, солидарны эксперты. Три категории самозанятых – няни, репетиторы и домработники – уже вправе заявить о себе и взамен получить освобождение от налогов на два года. Но, по данным ФНС, на 1 июля по всей стране было подано только 136 таких уведомлений. Пока гарантия одна: самозанятым придется писать отчеты для налоговиков, добавляет Буев. В пояснительной записке Минюст обещает, что льготы для самозанятых будут вводиться и в будущем. Но даже если их предоставят, то затем могут и ликвидировать, а человек уже будет «засвечен», скептичен Капелюшников. Штрафы для тех, кто не зарегистрировался, могут появиться позже, продолжает он: «Пока их [самозанятых] пытаются выманить «морковкой», которой, на мой взгляд, не существует».

Рассчитывать на ощутимые налоговые поступления от самозанятых бессмысленно, говорит Капелюшников: они отождествляются с неформально занятыми, при этом количество самозанятых сильно преувеличено. Исходя из данных Росстата к «невидимым» работникам относится 16,2 млн человек, или почти 23% всех занятых в экономике (см. график): они считаются занятыми, но не числятся работниками ни крупных и средних, ни малых и микропредприятий (включая индивидуальных предпринимателей и их наемных работников). Но доля именно самозанятых не превышает 5–7%, говорится в исследовании Центра стратегических разработок, посвященном российскому рынку труда, если в развивающихся странах большая часть неформально занятых – самозанятые, то в России – работающие по найму. Лучше вообще не трогать сектор самозанятых, считает директор Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Татьяна Малева. Если начать формализовать такие рабочие места, их станет меньше, а если попытаться обложить налогами и платежами, люди перестанут оказывать такие услуги, полагает она, что приведет к росту безработицы.-