Экономика
Бесплатный
Михаил Оверченко

Рынки и политики не хотят признавать риски

Рост мировой экономики действует на них слишком успокаивающе

Мировая экономика в ближайшее время продолжит расти достаточно высокими темпами, поскольку деловая активность на подъеме, а до нормализации денежной политики центробанками еще далеко. Однако в этом нет заслуги лидеров стран и связь между политической стабильностью и ростом экономики разорвалась – такое мнение высказали аналитики Citigroup на организованном банком медиасаммите в Лондоне. А основные риски, по их мнению, связаны с тем, что риски не признаются – ни рынками, ни политиками.

Мировая экономика снова начала синхронно расти, впервые после финансового кризиса 2008 г., но политика ведущих центробанков не будет синхронизирована, сказал главный экономист Citi Уиллем Баутер. Федеральная резервная система США уже начала повышать процентные ставки и сокращать активы на балансе, Банк Канады повысил ставки два раза, а Банк Англии - только один, Европейский центробанк не сделал ни того ни другого и продолжает скупать активы, а «Япония не повысит ставки никогда, по крайней мере, не в этом веке», саркастически добавил он. Поэтому до нормализация денежной политики «еще очень, очень далеко», денежное стимулирование фактически продолжается.

У мировой экономики есть возможности для продолжения роста, отмечают в последнем отчете по глобальной макростратегии аналитики UBS. В прошлом осталась целая череда событий, спровоцированных шоком от финансового кризиса: ужесточение бюджетной политики, европейский долговой кризис, ребалансировка спроса в Китае, приведшая к сокращению инвестиций, ребалансировка спроса в развивающихся странах, а также коррекция на сырьевых рынках, и при этом в мировой экономике не наблюдается системных дисбалансов. «Редко когда в этом цикле восстановления финансовые и фискальные условия были столь благоприятны во всех основных регионах. Нормализация же денежной политики, вероятнее всего, продолжится без сбоев в течение 2018 г.», – считают аналитики UBS. Эксперты Oxford Economics полагают, что еврозона, отстающая в этом цикле восстановления экономики от США, находится в середине золотого десятилетия и ее ждет еще 5–6 лет быстрого роста.

Все это, включая продолжающийся рост финансовых рынков, происходит на фоне серьезных политических конфликтов в мире, указывает Баутер. КНДР и США вступили в ядерное противостояние, на Ближнем Востоке друг другу противостоят Иран и Саудовская Аравия, при этом США хотят выйти из соглашения с Ираном по ядерной программе, а Эр-Рияд проводит массовые аресты представителей своей элиты. В Европе испанские власти применили силу к сторонникам независимости Каталонии, а в Великобритании раздираемое противоречиями правительство никак не может сформулировать позицию на переговорах о выходе из ЕС, хотя бизнес, пытаясь снизить неопределенность в планировании, настойчиво призывает его определиться до конца этого года.

«Ко всему этому можно добавить, что в США цикл экономического роста находится на поздней стадии, высокодоходные облигации торгуются со спредами, как у низкодоходных, фондовый рынок переоценен, рынок коммерческой недвижимости перегрет. Ни один из этих рисков не включен в цены активов, участники рынков в последнее время лишь чуть-чуть включили риски в Персидском заливе в цену нефти, которая все равно стоит всего $64 за баррель», – сказал Баутер.

Характерная для прошлых десятилетий связь между политической стабильностью и ростом экономики разорвалась, считает Тина Фордхэм, главный глобальный политический аналитик Citi. Brexit и выборы Дональда Трампа президентом США произошли на седьмом году экономического роста и при очень низкой безработице.

В 2015 г. Фордхэм одним из главных политических рисков назвала vox populi – референдумы и выборы, неожиданные результаты которых могут дестабилизировать ситуацию. «После Brexit и Трампа на выборах в Европе в этом году мы получили лучшие результаты из тех, на которые можно было надеяться, но ситуация все еще очень хрупкая, и каталонский кризис это подтверждает. Процесс деглобализации продолжается, вопрос национальной идентичности получает новое звучание», – сказала она на саммите.

Рост политических рисков и желание населения изменить статус-кво во многом является следствием политики бюджетной экономии, которую с той или иной степенью жесткости проводили после кризиса правительства многих стран, считает Йон Триси, соиздатель инвестиционного бюллетеня Fuller Treacy Money. Эти риски могут снизиться по мере ускорения экономического роста и смягчения фискальной политики.

Хотя геополитические риски сильно выросли, на рынках наблюдается низкая волатильность, а в экономике – ускорение роста. Политические лидеры не видят реакции рынков, которая заставила бы их волноваться, и поэтому не сильно озабочены тем, чтобы заняться снижением этих рисков, указывает Фордхэм.

Главным глобальным риском она считает ситуацию вокруг Северной Кореи, потому что он может мгновенно интернационализироваться, стать системным. «Но я повысила связанные с КНДР и Ираном риски не оттого, что говорят их лидеры, а оттого, что говорит Трамп, который к тому же выводит США из международных договоренностей. Силы и структуры, которые поддерживали мировую стабильность в последние десятилетия, под угрозой. Если Трамп выведет США из иранской программы, мы потеряем возможность готовить международные договоры для разрешения конфликтных ситуаций», – сказала Фордхэм. Деградация международных структур – существенный фактор, который может сильно повлиять на будущее, опасается она.

Во втором абзаце исправлено число повышений ставки Банком Канады

Читать ещё
Preloader more