Статья опубликована в № 4493 от 24.01.2018 под заголовком: Рецессивный оптимизм

Российская промышленность завершила год рецессией

Зато оптимизм бизнесменов резко вырос
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Надежды правительства, что весенний рывок российской промышленности окажется не аномалией, а началом ускорения, оказались тщетными. В IV квартале 2017 г. российские предприятия сократили выпуск на 1,7% в годовом выражении, констатировал Росстат. Опрошенные агентством Reuters экономисты прогнозировали падение, но не такое существенное – всего на 1%. Упали все основные отрасли: добыча – на 0,7% в годовом выражении, обработка – на 2,2%, энергетика – на 4,7%, водоснабжение и водоотведение – на 3,6%.

Фактически можно говорить о формальной рецессии или же ее явной угрозе, сказал замдиректора Центра развития Высшей школы экономики Валерий Миронов. По оценкам Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП), российская промышленность пребывает в состоянии рецессии с середины прошлого года. Во II квартале она выросла сразу на 3,8%, но благодарить за это надо прежде всего аномально холодную весну. Холода и дополнительный рабочий день в мае вызвали резкий и неожиданный для аналитиков рывок в промышленности – сразу на 5,6%. Но рост стал замедляться уже в июне, в октябре стал нулевым, а в ноябре ушел в минус на 3,6% – такого сильного месячного падения производство не знало восемь лет. С июня добавленная стоимость промышленности в целом сократилась на 4%, а обработки – почти на 5%, подсчитывал тогда главный экономист Внешэкономбанка Андрей Клепач.

В первом полугодии промышленность росла в большей степени за счет фактора запасов, предприятия работали на склад, а вызвано это было предпринимательским оптимизмом: производители почему-то надеялись, что новый президент США Дональд Трамп сможет снять с России санкции, вспоминает Миронов. Но уже в августе ситуация решительно ухудшилась, продолжает замдиректора Центра развития: американские санкции не то что не были сняты – напротив, конгресс проголосовал за их ужесточение – и инвестиции замедлились.

А с прекращением действия фактора запаса, анализирует он, динамика производства выравнялась с инвестиционным спросом, слабым из-за падения прибыли компаний, не помог даже рост цен на нефть. Единственное, что еще поддерживает промышленность, – потребительский спрос, заключает Миронов.

В декабре промышленность продолжила падение – на 1,5%. Не такое сильное, как в ноябре, но экономисты, опрошенные Reuters, считали, что его вовсе не будет – впрочем, как и роста.

Ситуация в целом была похожа на ноябрьскую, говорит замдиректора ЦМАКПа Владимир Сальников. Аномальная погода, на этот раз теплая, привела к падению газодобычи на 4,6% и сокращению сектора коммунальных услуг, пишет главный экономист ING по России и СНГ Дмитрий Полевой. Погода действительно была аномальной, соглашается с коллегой Сальников: в 2016 г. был один из самых холодных ноябрей, а в 2017 г. – один из самых теплых декабрей. Рабочих дней оказалось меньше, чем в декабре 2016 г., а из-за продления срока действия соглашения об ограничении добычи нефти ОПЕК со странами, не входящими в картель, нефтедобыча сократилась на 2,2%, продолжает Полевой. Обработка упала из-за неожиданного сокращения металлургии, которая, по консенсус-прогнозу, должна была сократиться незначительно, удивляется Сальников: возможно, ошибки статистики.

В итоге годовой рост производства замедлился до 1% – с 1,3% в 2016 г. Это в 2 раза ниже прогноза Минэкономразвития (2%) и ниже консенсус-прогноза аналитиков Reuters (1,2%). Заметно выросла по итогам года лишь добыча полезных ископаемых – на 2%. Обрабатывающие производства и энергетика увеличили выпуск незначительно, а водоснабжение и вовсе сократилось.

Слабый рост промышленности в 2017 г. разочаровывает, признает Полевой, правда, если не обращать внимание на погоду и соглашение с ОПЕК, все не так и плохо.

2,8%

на столько выросла обрабатывающая промышленность в ноябре, согласно медианной оценке Минэкономразвития. Она сглаживает влияние «аномально высоких или низких темпов роста» отраслей, указывало министерство, и дополняет официальные данные Росстата, которые показали противоположную динамику – спад на 4,7%. Опрошенных «Ведомостями» экономистов такой подход министерства удивил. Оценка Минэкономразвития по промпроизводству будет опубликована в «Картине экономики» по итогам января, заявил его представитель

Если не обращать внимание на «аномалии», негатива в промышленности нет, согласен Сальников: в I квартале 2018 г. она может вернуться к росту. Нормальная погода восстановится, прогнозирует он, ухудшения из-за ограничения нефтедобычи уже не будет, во II квартале могут вырасти цены на нефть и на металлы, а с ними и доходы от экспорта.

Но проблема в том, что рост будет очень медленным, продолжает он, в пределах 1,5%, для долгосрочного развития нужно расти хотя бы в 2 раза быстрее. Помочь могло бы развитие хеджирования валютных рисков, где пока не видно прогресса, хотя обменный курс остается одним из главных факторов макроэкономической нестабильности. Рост промышленности могут ускорить и власти: например, ЦБ – снизить ключевую ставку. Третий путь – привлечение иностранных инвестиций – как с Запада, так и с Востока. Примеры есть, уверяет Сальников: в молочное производство активно инвестируют вьетнамцы.

Полевой также прогнозирует нормализацию погоды в 2018 г., а также рост внутреннего спроса и исчерпание эффектов от соглашения с ОПЕК. Все это приведет к росту производства, полагает он.

Есть все предпосылки, что в I квартале промышленность продолжит падать, спорит Миронов, а за год она вырастет всего на 0,5%.

Зато предприниматели оценивают ситуацию оптимистично, не согласуясь с чиновниками и аналитиками: индекс промышленного оптимизма в ноябре вырос до многолетнего максимума, свидетельствуют итоги опросов Института Гайдара. Правда, инвестиционные планы промышленности ушли в минус. В декабре вырос индекс деловой активности в обрабатывающих отраслях – до максимума с августа 2017 г., не ухудшились и оценки промышленников, опрошенных Центром конъюнктурных исследований Высшей школы экономики. Оптимизм производителей может быть связан с тем, что, отвечая на вопросы, они оценивают ситуацию относительно нормального в их представлении уровня, говорит Сальников: возможно, они меняют не оценку будущего, а представление о нормальности.

dlz
03:34 24.01.2018
"..Полевой также прогнозирует нормализацию погоды в 2018 г., а также рост внутреннего спроса и исчерпание эффектов от соглашения с ОПЕК. Все это приведет к росту производства, полагает он...." - пора прекратить кивать на погоду, внешние факторы и Илью пророка. Любой производственник скажет, что негативных факторов немного, но они весомые: 1. Чрезмерный налог на прибыль. Любому производителю этот налог досаждает наибольшие неприятности. Нужно стимулировать рост добавленной стоимости, а не угнетать его. Трамп уже срезал свой налог. Где вы, правительство РФ? Убирайте военные расходы, они нам не нужны в таком размере. Офицеры штабов Минообороны уже открыто щеголяют золотыми айфонами и испанскими ботинками ручной работы. Это безобразие. 2. Чудовищные цены на электроэнергию. Электричество для малого бизнеса в Подмосковье предлагается монополиями по 8,5 руб. Это в 1,5 раза выше, чем в Китае, и в 2,5 - в США. Это запредельно. Нашу промышленность душат сетевые монополисты. 3. Отсутствие всякой экспортной логистики. Ставрополье в этом году затоварено зерном, - пропускные способности дорог уже даже текущего урожая. 4. Ненормальный таможенный режим для экспортеров. С точки зрения ФТС, экспорт - это то же самое, что и импорт. Но это неверно с точки зрения любых экономических представлений. Китай досматривает от силы 5 % всех исходящих транспортных потоков. И жестко контролирует входящие. 5..... И вообще, пора прекратить заниматься импортозамещанием. Его потенциал давно исчерпан. Нужно искать пути экспорта готовой продукции и услуг. А тут правительству пора уже включить мозги.
241
Комментировать
Читать ещё
Preloader more