Статья опубликована в № 4508 от 14.02.2018 под заголовком: Российскому суду все параллельно

Границу России приоткрыли для параллельного импорта

Без разрешения можно ввозить товары компаний, завышающих цены
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

После многолетних споров о легализации параллельного импорта Конституционный суд (КС) приоткрыл для него границу. В отдельных случаях можно ввозить товары без разрешения владельца бренда, решил он.

Гражданский кодекс запрещает параллельный импорт, и КС этот запрет подтвердил. Но если владелец бренда злоупотребляет своими правами – например, завышает цену или ограничивает ввоз товара, – можно обойтись и без его разрешения, указал он. «Особую опасность такие действия могут приобретать в связи с применением каким-либо государством санкций», – говорится в сообщении КС.

Чиновники уже несколько лет спорят, полезен или вреден для экономики России параллельный импорт и разрешать ли его. В его защиту выступает Федеральная антимонопольная служба (ФАС). В 2015 г. правительство согласилось разрешить параллельный импорт некоторых товаров – например, лекарств, детских товаров и автозапчастей. Хотела ФАС с помощью параллельного импорта обойти и санкции, предлагая включить в список оборудование для бурения, поставки которого в Россию невозможны из-за санкций.

Но окончательное решение так и не было приняло – его должны еще одобрить все члены Евразийского экономического союза, а этого до сих пор не произошло. Первый вице-премьер Игорь Шувалов поручил направить в Евразийскую экономическую комиссию российскую позицию по этому вопросу, говорит его представитель, нужно рассмотреть возможность легализации параллельного импорта.

По оценкам Аналитического центра при правительстве, за 2014–2015 гг. в Россию было импортировано продукции под защищенными брендами на $64 млрд, экспортировано – на $3,2 млрд. В стоимостном выражении доля защищенного импорта превысила 13%, а экспорта – лишь 0,4%. Несмотря на запрет, в судах было немало споров из-за ввоза товаров без разрешения правообладателей. Обычно суды поддерживали их. Но в конце 2017 г. практика начала меняться – Арбитражный суд Москвы решил, что продажа разными компаниями легально купленного в другой стране товара не нарушает конкуренцию.

КС же создал для владельцев брендов еще большие риски. Он признал необоснованными действия правообладателей, которые ограничивали конкуренцию, поясняет замруководителя ФАС Сергей Пузыревский.

Бумажное дело

Поводом для дела в Конституционном суде стал спор между ООО «ПАГ» и Sony. Российская компания заключила госконтракт на поставку бумаги марки Sony для аппаратов УЗИ, которую купила в Польше через немецкого посредника. Но Sony потребовала арестовать поставку как контрафакт (груз даже не успел пройти таможенное оформление), и суды ее поддержали. Также с ПАГ было взыскано 100 000 руб. в качестве компенсации. Конституционный же суд решил, что дело подлежит пересмотру. Представители ПАГ и Sony не ответили на запросы «Ведомостей».

Компании, запрещающие ввозить и продавать в России их товар, создают условия для монополизации товарного рынка и получают необоснованные преимущества, считает он. Можно ограничить параллельный импорт товаров, если компания локализует их производство в России, а в остальных случаях – разрешить, говорит Пузыревский.

Владельцы брендов решением КС недовольны. Теперь суды будут изучать каждый отдельный случай и выносить разные решения, для производителей это риск, сопоставимый с полной легализацией параллельного импорта, говорит представитель ассоциации производителей электроники РАТЭК. Суды будут оценивать каждую конкретную ситуацию, исходя из ее влияния на рынок, подтверждает партнер Dentons Виктор Наумов. В одних случаях товар будет считаться ввезенным легально, а в других – нет, недоволен и исполнительный директор «Русбренда» (объединяет производителей различных товаров – от P&G, BAT и Diageo до LVMH, Nike и Chanel) Алексей Поповичев. Не ясно, как таможенники будут решать, пропускать ли такой товар, а суды – определять, завышена ли цена, продолжает он: цены на одни и те же товары в разных странах могут существенно отличаться. Ввоз таких товаров может участиться и владельцам брендов придется еще активнее защищать свои права в ФАС или суде, доказывая еще и свою добросовестность, объясняет Наумов.

Параллельный импорт создает больше рисков, чем преимуществ, предупреждала Ассоциация европейского бизнеса: он снизит инвестиционную привлекательность страны, а импорт контрафакта вырастет. У производителей лекарств сразу проблемы не возникнут: производится специальная русскоязычная упаковка и инструкция по применению препарата, без них лекарства не будут востребованы, объясняет топ-менеджер крупной зарубежной фармкомпании, но через 3–5 лет риски могут вырасти. Для рынка автозапчастей ситуация сильно не изменится, говорят сотрудники одного из автопроизводителей и топ-менеджер одной из крупных мультибрендовых дилерских компаний: их параллельный импорт уже довольно активен. На торговых площадках продаются оригинальные запчасти, но предназначенные для других рынков – их завозят перепродавцы, объясняют они. Для всех производителей автокомпонентов и потребителей это огромный риск – производитель не сможет гарантировать качество товара и предоставлять гарантийное сопровождение, спорит другой сотрудник автопроизводителя.

Параллельный импорт нужно легализовать, но поэтапно, считает замруководителя Аналитического центра при правительстве Татьяна Радченко: отобрать несколько товаров – массового спроса, иностранные инвестиции в производство которых невелики, а доля защищенного импорта большая, – и оценить эффект. Среди плюсов – снижение цен, развитие неценовой конкуренции за счет улучшения сервисного обслуживания, перечисляет она, но есть риски снижения стимулов инвестировать в развитие брендов, а также роста теневого сектора.

Читать ещё
Preloader more