Статья опубликована в № 4706 от 29.11.2018 под заголовком: Во сколько раз подорожает бензин, если нефть станет бесплатной

Во сколько раз подорожает бензин, если нефть станет бесплатной

В споре между плохим и очень плохим регулированием выигрывает прежний подход ФАС
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Осенью 2018 г. ускорение роста цен оживило критику в адрес нефтяных компаний и правительства. Мишенью стала и Федеральная антимонопольная служба (ФАС). Результатом экстренных действий стало соглашение о стабилизации цен на топливо на внутреннем рынке путем их индексации.

Пока население интересует, сколько будет стоить бензин, эксперты задаются и другими вопросами. Насколько хороши или плохи принятые решения? Можно ли говорить о введении в России государственного регулирования цен на бензин?

Рынок бензина – приоритетный для ФАС. Последние 15 лет решались две задачи: сдерживать цены на бензин и сохранить сети независимых бензоколонок. После крупнейшего в истории России антимонопольного расследования в 2009 г., когда «Лукойл», «Роснефть», ТНК-ВР и «Газпром» были обвинены в монопольно высокой цене моторного топлива, ФАС разработала модель потолка цен на бензин. Крупные нефтяные компании согласовали с ФАС коммерческие политики до 2013 г., в том числе формулу предельной цены для внутреннего рынка. Одним из элементов «потолка» была цена экспорта, диктуемая мировыми ценами.

Светлана Авдашева

Окончила экономический факультет МГУ.
В 1988–1993 гг. работала на экономическом факультете МГУ, во Всесоюзном финансово-экономическом институте, в Институте экономики РАН.
С 1993 г. – сотрудник Высшей школы экономики, профессор.

Стремление сдерживать рост цены бензина – не уникальная особенность России. Правительства многих стран ведут себя так же. По разным оценкам, в том числе Международного энергетического агентства, ежегодные топливные субсидии (большая часть которых именно на нефтепродукты) в мире составляют в разные годы $300–450 млрд. Для сравнения: это около 30% ВВП России. Особенность российского подхода состоит в том, что задача сдерживания цен решалась с помощью государственного регулирования (потолок цен – тоже регулирование), а не субсидий.

Модель потолка цены на бензин сдерживала внутренние цены. Их повышение в 2018 г. – результат изменения условий спроса и предложения на мировом рынке бензина.

Пять лет назад мы критиковали разработанную ФАС модель. Но решение заменить потолок, определяемый исходя из мировых цен, индексацией – это шаг к худшей и более жесткой модели регулирования. Ценовой потолок сдерживал рост цен в России, но их колебания все же отражали спрос и предложение. Индексация же такой зависимости не предполагает. Оторванность цены от условий спроса и предложения отрицательно влияет на решения и потребителей, и производителей. Потребители увеличивают спрос выше оптимального. Не снижается ущерб экологии. Растет зависимость экономики от низких цен на топливо, усиливая болезненность неизбежных будущих шоков. Производители продают на внутреннем рынке больше нефтепродуктов, хотя и без удовольствия – снижаются их прибыль и источники финансирования инвестиций в необходимое перевооружение мощностей. Если мировые цены будут расти, прибыль будет перераспределяться в пользу покупателей. Если мировые цены будут снижаться, индексация будет играть против снижения цен внутренних. И, к сожалению, вне зависимости от колебаний мировых цен она исключает конкуренцию и на оптовом, и на розничном рынке.

В споре между плохим и очень плохим регулированием выигрывает прежний подход ФАС. И еще очевиднее становится контраст между задачей отказаться от регулирования на тех рынках, где оно есть, и одновременным ужесточением регулирования там, где до сих пор оно было сравнительно мягким.

Текст подготовлен по материалам выступления на X ежегодной конференции «Антимонопольное регулирование в России», проведенной газетой «Ведомости» 26 октября в Москве.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more