Ведущие центробанки возьмут паузу в повышении процентных ставок

А нивелировать скачки в бизнес-циклах помогут структурные реформы, считают эксперты Давосского форума

Структурно процентные ставки в западных странах, восстанавливавшихся после мирового финансового кризиса, были слишком низкими в течение слишком долгого времени и рынки к этому привыкли, заявил на Всемирном экономическом форуме в Давосе гендиректор UBS Аксель Вебер. «Значительную часть последних пяти лет они были чрезмерно низки для той экономической ситуации, что наблюдалась. Но центробанки перестраховывались, и когда они начали повышать ставки, это пришлось на позднюю стадию экономического цикла», – пояснил он. Если смотреть на перспективу года, Федеральная резервная система США (ФРС) возьмет паузу в повышении процентных ставок, заявил Вебер на сессии о глобальных финансовых рисках. Она не будет повышать их такими темпами, как в прошлом году, считает он.

В 2018 г. ФРС повышала ставку федерального финансирования четыре раза, сейчас она составляет 2,25–2,5%. По итогам декабрьского заседания руководители ФРС заявили, что ожидают двух повышений в 2019 г., до этого они прогнозировали три.

Экономические данные в развитых и развивающихся странах ухудшились в III–IV кварталах 2018 г., наверное, ситуация сохранится в I квартале этого года, «а во втором полугодии, можно надеяться, замедление прекратится», отметил Вебер на сессии в Давосе: «Так что центробанки сейчас возьмут паузу, чтобы оценивать ситуацию. В случае с Европейским центробанком минус этого в том, что он так и не выведет процентные ставки с отрицательной территории, даже если повысит их раз в конце года».

«Поэтому, думаю, нормализация денежной политики произойдет не в этом бизнес-цикле, а в следующем, а пока центробанки будут реагировать на замедление экономики», – добавил Вебер.

«Мы на последнем этапе бизнес-цикла, – добавил на сессии Рэй Далио, основатель крупнейшего хедж-фонда в мире Bridgewater Associates. – США, Европа, Китай – у всех будет более значительное замедление, чем в 2018 г., и, возможно, более значительное разочарование». Поэтому, по его мнению, возможно смягчение денежной и фискальной политики для поддержания темпов роста. Но процентные ставки сейчас очень низки даже в США, в еврозоне они до сих пор отрицательные, поэтому «в более долгосрочной перспективе меня беспокоят ограниченность инструментов в денежной политике – и это в то время, когда так высок уровень политического, общественного антагонизма», добавил Далио.

Денежная политика быстро реагирует на изменение экономической ситуации; фискальные стимулы занимают больше времени, но они сильнее влияют на экономику, добавил Вебер. Еще больше времени занимают структурные изменения, но о них не надо забывать: они повышают производительность, создают дополнительный потенциал для развития экономики, чтобы циклы ее замедления были менее значительными и не нужно было всякий раз поддерживать ее быстрыми мерами.

В качестве успешного примера таких реформ он привел Китай, назвав три основных направления, по которым они идут: реструктуризация госпредприятий; усиление конкуренции государственных и частных компаний; третий необходимый шаг, который пока еще делается очень осторожно, – открытие для международной конкуренции.

Как ни удивительно, помочь в реализации третьего направления помогает торговая война, потому что она создает внешнее давление, сказала профессор экономики Лондонской школы экономики и политических наук Цзинь Кэю. Открытие китайских рынков, в том числе финансовых, хоть и является долгосрочной целью Пекина, сейчас ускорилось, а это стимулирует конкуренцию, что хорошо.

UBS стал первым иностранным банком в Китае, который в декабре получил контроль – 51% – в совместном предприятии, подтвердил Вебер; UBS, по его словам, планирует увеличить эту долю.

Всего 2–3 года назад Китай считался финансовой миной с тикающим часовым механизмом, напомнила Цзинь Кэю. Но правительству удалось добиться снижения долгового бремени. Оно смогло стабилизировать долговую нагрузку в корпоративном секторе, потребительские долги в Китае низки, поэтому усилия властей сделали Китай гораздо более безопасным с финансовой точки зрения. Следствием этого стало замедление экономического роста. Фан Синхай, заместитель председателя Китайской комиссии по регулированию рынка ценных бумаг, оценил темпы роста ВВП Китая в этом году на уровне 6%. Ранее агентство Reuters сообщало, что китайские власти решили снизить цель по росту с «около 6,5%» в 2018 г. до 6–6,5%.

Главная структурная проблема для Китая – раскрыть динамический потенциал частного сектора: в области предпринимательства, инноваций, услуг; это помогло бы и увеличить потребление, добавила Цзинь Кэю. Все более централизованная политика китайских властей вступает в противоречие с необходимостью децентрализации экономики, основанной на потребительском секторе, описывал перед Давосским форумом проблему Кеннет Рогофф, профессор экономики Гарвардского университета.

Семь вещей, которые нужно сделать в Давосе

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать