Статья опубликована в № 4793 от 11.04.2019 под заголовком: Без кризиса и экономии

Как Португалии удалось выйти из кризиса

Правительство нашло более эффективный путь, чем меры жесткой экономии

Португалия была одной из стран, особенно сильно пострадавших от долгового кризиса в еврозоне. Но за последние три года правительству премьер-министра Антониу Кошты удалось переломить ситуацию. Страна опережает еврозону по темпам экономического роста, безработица упала до 6,7%, а бюджетный дефицит в этом году впервые более чем за 45 лет может оказаться нулевым.

По словам Кошты, добиться всего этого удалось благодаря прекращению политики жесткой экономии.

Пример Португалии может быть поучительным для других стран еврозоны. Переживающая рецессию Италия продолжает спорить с Еврокомиссией (ЕК) о размере бюджетного дефицита. В Греции партия «Сириза» пришла к власти, выступая против мер жесткой экономии, но в итоге вынуждена была реализовать многие из них.

Нетривиальный подход

Португалия отказалась от соблюдения оговоренного с ЕК уровня бюджетного дефицита, чтобы увеличить госрасходы. Брюссель сначала был против, но Лиссабону удалось доказать, что экономика будет расти быстрее, если у населения будет больше денег, и это в итоге это позволит дефицит сократить. «Отношение к нашей экономической политике было очень скептичным, – рассказал Кошта в интервью Financial Times. – Но мы показали, что можно повысить доходы, увеличить частные инвестиции, снизить безработицу и при этом иметь устойчивый бюджет».

В 2011 г. бюджетный дефицит был равен 11,2% ВВП, и Португалии пришлось просить у ЕС и МВФ финансовую помощь в размере 78 млрд евро. Выполняя жесткие требования кредиторов, она сократила дефицит до 4,5% ВВП в 2014 г., но госдолг вырос до 130,6% ВВП, а безработица превысила 17%. Придя к власти в 2015 г., Кошта отменил многие меры жесткой экономии. ЕК не понравилось, что бюджетный дефицит в 2016 г. составил 4,4% вместо целевых 2,7% ВВП, но она согласилась предоставить стране дополнительный год для достижения этой цели.

Кредиторы заставили снизить зарплаты в госсекторе и пенсии на 30%, «а мы вернули эти 30%», говорит Кошта. Также правительство отменило меры жесткой экономии, касающиеся рабочего времени, выходных и налогов, и за два года повысило минимальную зарплату на 20%.

Кошта постарался, чтобы восстановление экономики принесло выгоду людям, оказавшимся в наиболее уязвимом положении, в этом его главная заслуга, уверен ректор Лиссабонской школы бизнеса и экономики Nova Даниэл Траса. Это убедило страну, что «фискальная дисциплина совместима со справедливым распределением экономических благ».

Удачный момент

В результате бюджетный дефицит стал сокращаться и в 2018 г. составил всего 0,5% ВВП благодаря росту бюджетных доходов, включая налоги и социальные взносы, что стало следствием роста экономики и занятости, заявила в феврале статистическая служба.

В 2017–2018 гг. рост ВВП Португалии был быстрее, чем в среднем по еврозоне, пусть в прошлом году и замедлился с 2,8 до 2,1%. Госдолг в этом году может сократиться до 118% ВВП.

Некоторые наблюдатели считают, что Португалии сильно повезло, ведь ее успехи совпали с восстановлением мировой экономики, падением цен на нефть, туристическим бумом и снижением стоимости займов благодаря ультрамягкой денежной политике ЕЦБ. «Заслуги Кошты отрицать нельзя, но не стоит забывать, что макроэкономические условия в последние три года были очень благоприятными», – приводит FT мнение Антониу Баррозу из консалтинговой фирмы Teneo Intelligence. Политические оппоненты Кошты также утверждают, что на самом деле он не отказался от политики жесткой экономии, а просто смягчил ее, например компенсировав снижение подоходного налога повышением косвенных налогов и ограничив государственные инвестиции. Кроме того, стали проявляться положительные последствия жестких антикризисных мер, принятых предыдущим правоцентристским правительством.

Правительство Кошты не стремилось к грандиозным переменам, поскольку и небольших было достаточно, говорит нынешний министр финансов Мариу Сентену: «Смысл в том, чтобы придерживаться выбранного пути». Это, по его мнению, позволило обеспечить «невероятный скачок в уверенности и экономической активности» начиная со второго полугодия 2016 г. При этом Сентену признает, что резкое снижение стоимости заимствований помогло быстро сократить бюджетный дефицит.

Италия упорствует

В Италии, где в конце 2018 г. начался экономический спад, популистское правительство гораздо больше конфликтует с Брюсселем по поводу своей фискальной политики. В декабре Рим согласился ограничить бюджетный дефицит 2% ВВП. Но 9 апреля министерство финансов предупредило, что он составит 2,4%, как правительство и планировало изначально. Между тем долг Италии вырос до 132% ВВП и составляет около 2,3 трлн евро ($2,6 трлн), уступая по размеру только долгу США и Японии.

Правительство Италии также ухудшило прогноз по росту экономики в этом году до 0,2%. Аналитик IG Markets Винченцо Лонго считает эту оценку чересчур оптимистичной и ожидает продолжения рецессии в начале года. Бюджетный дефицит – «самый острый вопрос для Италии, и он может спровоцировать напряженность в отношениях с ЕС», добавляет он (цитата по Bloomberg).

Между тем руководители обеих партий из правящей коалиции снова пообещали снизить налоги. «Мы будем продолжать, заставляя страну снова двигаться вперед, стимулируя рост и помогая нуждающимся семьям, не давая ложных обещаний, как это происходило в прошлом», – заявил лидер «Движения пяти звезд» Луиджи Ди Майо.

Читать ещё
Preloader more