«У бизнеса существует какой-то нигилизм». Кудрин, Силуанов и Тиньков о проблемах российской экономики

Самые интересные заявления на завтраке Сбербанка в Петербурге

На Петербургском экономическом форуме прошел деловой завтрак Сбербанка, посвященный тому, как совместить стабильность и реформы. Участники дискуссии говорили о национальных проектах, а также о необходимости реформы государственного управления и судов.

«Ведомости» выбрали самые интересные заявления.

Алексей Кудрин, председатель Счетной палаты:

«Нацпроекты не приведут к темпам роста российской экономики выше среднемировых. Они повлияют на рост в пределах 0,5%, точно менее 1% дадут. Мы не только будем стагнировать, становиться менее интересными всему миру, но мы не выполним национальных целей. Не будет роста доходов населения, не будет роста инвестиций, не будет тех бюджетных доходов.

Мы много говорим о реформе государственного управления. Если система не убирает сложности с пути инвесторов, значит, мы что-то неправильно настроили. У меня есть соответствующий законопроект, который был подготовлен группой – мной и экспертами – еще в ЦСР. И мы готовы в ближайшее время представить план стабилизации ситуации в сфере правоприменения, в том числе декриминализации законодательства и более строгих правил при осуществлении ответственности и наказания.

Ровно год назад я сравнил правительство с тигром, который готовится к прыжку. И сегодня можно было бы сказать образно, что тигр вроде как прыгнул, представил нам национальные проекты. Мы теперь видим, как страна собирается достигать показателей национальных проектов. Но у меня ощущение, что тигр замер в прыжке. Тем не менее он когда-то приземлится, и мы подведем итоги.

Цели амбициозные, я под ними подписываюсь. Нацпроекты в целом соответствуют приоритетам, я многие из них поддерживаю. К сожалению, пока набора того, что в нацпроектах, недостаточно для перелома. Выполнение нацпроектов не приводит к выполнению национальных целей. Таких, как снижение бедности, рост продолжительности жизни, переход на высокотехнологичное производство, стать пятой экономикой в мире».

Антон Силуанов, первый вице-премьер:

«У бизнеса существует какой-то нигилизм в своих действиях – «все плохо». У Александра Николаевича [Шохина, председателя РСПП] крупный бизнес огромные прибыли имеет. Прибыль растет, прет просто на глазах. Бизнес у Алексея Репика (владелец компании «Р-фарма») – супермаржинальный, МСП – создаются новые режимы налоговые, льготы, развивается все. Но «все плохо», все не так, недорабатываем мы. «Не буду вкладываться», – говорят.

И у нас есть бизнес, который по старинке работает. Заработал – за границу, в офшор, там вроде поспокойнее, но мы видим, что и там далеко не все в порядке. Есть бизнес, который ждет льгот. Не дадите льгот или субсидий – не буду финансировать. И третий бизнес есть, который работает. Вот на него и надо делать ставку. Мы слышим бизнес и работаем с ним. На этот нигилизм в наших умах надо по-другому взглянуть.

Меняется стиль управления с общих вялотекущих проектов на конкретный результат. Это не может не сработать. Наша задача, задача правительства – сделать так, чтобы нигилизма не было в умах».

Максим Орешкин, министр экономического развития:

Нам действительно нужно перестать упражняться в поисках виноватых и смотреть, кто и что может сделать на своем месте. С точки зрения госуправления самая главная история – это понятная и предсказуемая среда, которая помогает всем в экономике что-то создавать и двигаться вперед. Регуляторная гильотина направлена именно на это.

Олег Тиньков, владелец «Тинькофф банка»:

«Вообще-то российский бизнес очень прибыльный. В общем и целом я не понимаю, откуда такой пессимизм. Если бы было больше в России частного бизнеса, было бы поменьше госкомпаний, было бы все хорошо. Всегда частная инициатива победит государственную и бюрократическую. Нужно нам пропагандировать предпринимательство, делать так, чтобы было больше частного бизнеса. Без него не будет никакого прорыва.

Мы ездим по миру и понимаем, что у нас в России самые талантливые люди. Спасибо, конечно, советскому образованию за это. То, что делаем в банкинге мы и Сбербанк, не делает никто. Наши кадры – лучшие. Давайте поддерживать частный бизнес. Госкомпаниями далеко не уехать.

Дело Калви – это очень прискорбное дело. Мне стыдно, как россиянину, за это дело. Это позор – то, что происходит. На моей практике впервые реальный бизнесмен, честный предприниматель с идеальной репутацией, который продвигал эту страну и рекламировал, сейчас находится под стражей. Это провокация. Это прискорбно. Надеюсь, что это будет единственный случай, который скоро разрешится».

Андрей Макаров, председатель бюджетного комитета Госдумы:

«Когда говорят, что инвесторам нужна стабильность, я думаю – а вот смотрите, уже второй день форума, а ни один инвестор не арестован. Пока, правда, никого и не выпустили, так что стабильность уже обеспечена.

Национальные проекты по существу пытаются залить деньгами, компенсировать государственным участием отсутствие инвестиционного климата. Это, конечно, даст результаты для людей очень хорошие... Но только проблема в том, что это временные решения, если мы говорим о стратегическом пути.

Александр Иванович [Бастрыкин] предлагает принять закон, который обяжет бизнес участвовать в национальных проектах. И потом можно будет обращаться к олигархам не с просьбой, а предлагать им выполнять этот закон. А ведь вариант.

Бизнес – это извлечение прибыли на свой страх и риск. Но у бизнеса риска уже не осталось, остался только страх, что если они будут успешными, то к ним придут и этот бизнес отберут. Вот это и определяет отношение бизнеса на сегодняшний день – в чем участвовать, а в чем не участвовать.

Максим Станиславович [Орешкин, министр экономического развития], выступая перед инвесторами в конце февраля, сказал, что изменение меры пресечения для Майкла Калви – хороший знак для инвесторов. Это очень тонкое наблюдение: находиться дома – лучше, чем в «Лефортово». Кстати, я бы рекомендовал всем присутствующим эту мысль министра экономического развития тоже усвоить.

Я сказал все по делу Калви через два дня после того, как это произошло, а вы месяц ждали, чтоб что-то по этому поводу сказать, хотя весь бизнес ждал этого. Министр экономического развития не должен ждать, чтобы что-то кому-то понравилось. Вы пытаетесь понравиться, вы пытаетесь угадать, а на самом деле защита бизнеса связана с тем, чтобы Министерство экономического развития имело позицию. Мы все помним Министерство экономического развития как штаб экономических преобразований, обеспечивавший 10% роста. А сейчас Министерство экономического развития только перекладывает ответственность за цифры, на которые надо выйти, на регионы. И все губернаторы это знают».

Александр Шохин, председатель РСПП:

«Не смогут национальные проекты вывести нас на темпы роста выше среднемировых. Нам нужны темпы роста не меньше 3%, чтобы выйти на реализацию национальных проектов.

В начале 1980-х гг. Михаил Горбачев начинал с того, что объявил программу ускорения темпов научно-технического прогресса и экономического роста. Затем, спустя год-другой, началась программа под названием «перестройка», т. е. программа институциональных реформ. Мне кажется, что мы очень близки к повторению пройденного.

Условием достижения высоких темпов роста экономики являются реальные реформы. Если говорить о том, какие проблемы главные, – это роль частного бизнеса. Она постоянно снижается, роль частных инвестиций – тоже, а роль государства растет. Надежда во многом на государственные инфраструктурные проекты, которые описаны в нацпроектах во многом. Но нужны стимулы для частных инвесторов идти в бизнес, а их нет».

Эмоции участников ПМЭФ-2019