Верховный суд разъяснил правила амнистии капитала

Правоохранительные органы не имеют права использовать декларации для доказательства преступлений
Вячеслав Лебедев решил разобраться в правилах амнистии капитала /Сергей Бобылев / ТАСС

Верховный суд (ВС) разъяснил, что правоохранительные органы не могут использовать для доказательства преступлений декларации, поданные по закону об амнистии капитала. Подготовить такое разъяснение коллегии Верховного суда по уголовным делам поручил председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев, сообщила пресс-служба суда. Сегодня его утвердил президиум Верховного суда.

Декларация может использоваться в суде только с согласия того, кто ее подал, пояснил ВС. Гарантии, предусмотренные законом об амнистии капитала, распространяются не только на налоговые преступления, но и «на любое иное деяние, предусмотренное Уголовным кодексом». Коллизия между Уголовно-процессуальным кодексом, законом об оперативно-розыскной деятельности и нормами амнистии капитала должна решаться в пользу последней.

Вопрос о законности использования в уголовных процессах деклараций, поданных по амнистии капитала, стал актуальным при рассмотрении дела Валерия Израйлита, совладельца компании «Усть-Луга», строившей одноименный порт в Ленинградской области. По версии обвинения, преступная группа, в которую входил Израйлит, экономила на поставках некачественных труб для порта и выводила средства за границу. Одним из доказательств обвинения стала декларация, поданная Израйлитом в 2016 г. по амнистии капитала. Ее сотрудники ФСБ изъяли по решению суда из центрального офиса Федеральной налоговой службы.

Адвокаты Израйлита настаивают на незаконности использования декларации в процессе против предпринимателя. Однако Дзержинский районный суд Петербурга решил, что поскольку Израйлиту инкриминированы преступления, на которые амнистия не распространяется, значит, использование декларации законно. Затем судья Верховного суда Александр Ботин отказался передать в кассационную инстанцию жалобу адвокатов Израйлита на изъятие его декларации. Бизнес-омбудсмен Борис Титов заявил, что использование спецдекларации как доказательства идет вразрез с буквой закона. «Сегодня мы видим, что президиум ВС элементарно встал на защиту здравого смысла и тех политических установок, которые существовали на момент принятия закона об амнистии капиталов и продолжают существовать. Правила игры нарушать нельзя, иначе игры не будет. Сегодняшнее решение с точки зрения защиты законных интересов бизнеса можно назвать безукоризненным», – отметил он.

Решение о том, что бизнесу должно быть дано разъяснение, было принято на самом высоком уровне, говорит федеральный чиновник, важно показать, что государство готово подтвердить свои гарантии.

Защита Израйлита поддерживает подход Верховного суда – его позиция должна снять все спорные вопросы и обеспечить гарантии, предусмотренные амнистией капитала, заявила один из адвокатов бизнесмена – Виктория Бурковская. Решение президиума Верховного суда никто пересмотреть не может, уверена она. По закону разъяснения носят рекомендательный характер, но судьи, как правило, им следуют. Закрепить решение президиума можно только правоприменительной практикой, полагает она: если какой-то суд не будет следовать разъяснению ВС, то вышестоящие инстанции должны будут отменить его решение.

Конституция и закон о Верховном суде закрепляют его право давать обязательные для судов разъяснения, но в каком виде – не конкретизируют, говорит руководитель аналитической службы «Пепеляев групп» Вадим Зарипов. Верховный суд всегда практиковал разъяснения судам в форме ответов на вопросы, утверждаемые президиумом, продолжает он. Высшим уровнем считаются разъяснения пленума ВС, но, видимо, конкретное решение дать разъяснения президиума было принято в связи со срочностью вопроса, заключает Зарипов. Изменить решение президиума может лишь он сам, однако стоит закрепить его позицию пленумом ВС как вышестоящей инстанцией, считает он.

Верховный суд продемонстрировал реализацию фундаментального принципа благоприятствования защите в уголовном процессе, о котором стали забывать правоохранительные органы, говорит партнер «Коблев и партнеры» Руслан Коблев. Решение должно быть оформлено в форме постановления президиума ВС, считает он. Удивляет только то, что всего неделю назад судья Верховного суда занимал абсолютно противоположную позицию, напоминает Коблев.

Разъяснения президиума Верховного суда будут иметь значение для правоприменительной практики нижестоящих судов при рассмотрении уголовных дел в отношении тех, кто подал декларации по амнистии, уверена старший юрист «Щекин и партнеры» Айгуль Абдрашитова. Такой подход соответствует идее амнистии капитала: специальная декларация – налоговая тайна, госорганы не могут использовать ее в расследовании уголовных дел. Что касается дела Израйлита, в его случае доказательство может быть признано недопустимым, указывает она.

К июню 2019 г. бизнесмены подали 19 000 деклараций, сообщал Минфин (совокупно за три волны амнистии капитала). Еще в 2014 г. гарантии по амнистии подтверждал лично президент Владимир Путин, который обещал, что бизнес «получит твердые правовые гарантии, что его не будут таскать по различным органам, в том числе правоохранительным, трясти, не спросят об источниках и способах получения капитала». Однако уже после первых новостей о прецеденте в деле Израйлита желание бизнеса подавать спецдекларации иссякло, говорил партнер Taxadvisor Дмитрий Костальгин. Многие клиенты были возмущены и рассказывали, что собираются обращаться напрямую к высокопоставленным чиновникам за разъяснениями и гарантиями, что это будет единичным случаем, добавлял налоговый консультант крупной компании. Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков в октябре уточнял, что «эпизод [по делу Израйлита] докладывался президенту».