Наследники бенефициаров рискуют получить претензии из-за долгов компаний

Появится ли такой риск для бизнеса, решит Верховный суд
Российскому бизнесу предстоит задуматься о вечном /Артем Геодакян / ТАСС

Можно ли привлекать к субсидиарной ответственности наследников человека, который привел компанию к банкротству, но скончался до того, как на него были переложены ее долги, – ответ на этот вопрос в начале декабря должна дать судебная коллегия по экономическим спорам Верховного суда.

Поводом послужило дело о банкротстве компании «Амурский продукт». Один из ее кредиторов – «РН-Востокнефтепродукт» («внучка» «Роснефти») подал иск с требованием вернуть ему 183,6 млн руб. и привлечь к субсидиарной ответственности заместителя гендиректора «Амурского продукта» Михаила Шефера. Все стороны спора согласились, что он похитил нефтепродукты и это привело к банкротству компании, говорится в судебных материалах. Против Шефера было заведено уголовное дело, но он умер, и в 2017 г. дело было закрыто. Решение о привлечении его к субсидиарной ответственности принято не было.

Имущество Шефера унаследовали его жена и дети, а к субсидиарной ответственности в итоге был привлечен гендиректор «Амурского продукта» Степан Руденко, который свидетельствовал против Шефера в начале разбирательства. Суды трех инстанций с этим согласились. Требования неразрывно связаны с личностью Шефера и возложить на его родственников обязанность расплачиваться с кредиторами нельзя, решил Арбитражный суд Амурской области. Апелляция и кассация его поддержали – субсидиарная ответственность не может считаться деликтной, т. е. возникающей в результате причинения вреда одним лицом другому.

Вы видите часть этого материала
Подпишитесь, чтобы дочитать статью