Экономисты ищут новую модель роста российского ВВП

Ему нужны макроэкономическая стабильность, частные деньги и внутренний спрос
России нужна новая модель роста ВВП /Евгений Разумный / Ведомости

Россия намного меньше, чем кажется из Петербурга, но намного больше, чем кажется из Лондона или Парижа, процитировал Отто фон Бисмарка главный экономист ВЭБ.РФ Андрей Клепач на финансовом форуме газеты «Ведомости», описывая ситуацию в российской экономике. Дела гораздо лучше, чем считают западные инвесторы, но хуже, чем кажется российским властям, объяснил он. Отечественные экономисты оказались ближе к западным: 35,6% участников форума, которые голосовали во время дискуссии, отмечают стагнацию, 33,3% – начало кризиса, а 24,4% – неопределенность в экономике. «Ответы отражают традиционный российский пессимизм», – заметила первый зампред ЦБ Ксения Юдаева, добавив, что рост есть, пусть и низкий, а тенденций к торможению нет. Каждый год барометр предпринимательских настроений показывает, что до окончания кризиса остается 7–8 лет, посмеялся Клепач, а ситуация абсолютно другая – «у нас стабильный рост».

По предварительным данным Росстата, за III квартал экономика выросла на 1,7% по сравнению с тем же периодом 2018 г., а за январь – сентябрь – на 1,1%. В октябре рост ВВП ускорился до 2,2% в годовом выражении, оценивало Минэкономразвития, признав, впрочем, что это неустойчивый рост и пересматривать прогноз на 2019 г. – рост на 1,3% – министерство не планирует.

Замедления этого года все ожидали, объяснил Клепач, оно было связано с рядом временных факторов – окончанием чемпионата мира по футболу и приуроченных к нему строек, сдачей Крымского моста, завершением ряда проектов «Новатэка» и даже со статистическими ошибками прошлого года. ВЭБ.РФ ожидал даже более сильного замедления – до 1,1%, но теперь прогнозирует рост по итогам года на 1,3–1,4%, признал он. Перемена связана с хорошими показателями III квартала.

В следующем году ускорение роста неизбежно из-за реализации национальных проектов, уверен Клепач. Деньги на них пока доходят в III–IV квартале, но значительная сумма так и не будет освоена: правила использования приняли только в прошлом квартале. «Это импульс и для частного бизнеса, и для ВВП», – заключает он.

Каким будет экономический рост в 2020 г. – это не самое важное, считает гендиректор рейтингового агентства «Национальные кредитные рейтинги» Кирилл Лукашук, важнее проблемы российской экономики. Основные – это низкий потенциальный рост, структура экономики, не создающая условий для экспорта, роста инвестиций и для того, чтобы бизнес проявлял инициативу, перечислила Юдаева. Еще один риск – «крайне низкий» потребительский спрос, добавил Клепач. Сейчас это один из тормозов российской экономики и нужны меры, чтобы поддержать доходы населения, без этого никакого значимого роста не будет, предупредил он.

Надо построить новую модель экономического роста, поскольку предыдущая у нас основана на механическом увеличении производства без повышения эффективности, категоричен руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич, это позволяло расти от 2,5% в год, но больше это не работает. С точки зрения чистой математики «более радостный рост» может случиться, если мы начнем наращивать производительность труда, подтвердил гендиректор Matrix Capital Павел Теплухин. «Без этого мы не сможем нарастить мощности, а значит, наш рост всегда будет очень маленьким и связанным только с небольшими улучшениями в сельском хозяйстве или экспорте», – заключил он. 

Но где экономика возьмет частные инвестиции, которые должны прийти вслед за государственными, интересуется Лукашук. Инвестиции государства могут обеспечить только стагнацию, для экономического роста нужны именно частные деньги, подчеркнул он. Чтобы их привлечь, нужны меры не денежно-кредитной политики, а структурные, которые должны решить еще две проблемы российской экономики: близость потенциального выпуска к реальному (если удастся достичь потенциального выпуска, то это обеспечит рост только на 0,3–0,4%) и ухудшение демографии. Численность населения в России сокращается, предупредила Счетная палата в ноябре. На 1 сентября 2019 г. в стране жило 146,7 млн человек, т. е. с начала года численность россиян сократилась на 52 500 человек. При этом миграционный прирост компенсировал естественную убыль населения только на 76%.

Чтобы решить хотя бы проблему с инвестициями, нужны длинные деньги, которых у нас практически нет – негосударственные пенсионные фонды (НПФ) небольшие и по внутренним, и по внешним меркам и деньги в них были использованы не по назначению, так что ЦБ вынужден спасать то, что осталось, рассказал Лукашук. Нет и инструментов для инвестиций – в банках практически невозможно взять деньги на длинные инвестиции. 

Чтобы развивались длинные деньги, нужна уверенность, что деньги вернутся (а для этого нужны прежде всего макроэкономическая стабильность и надежные финансовые институты), развитые инструменты (есть программа для развития рынка облигаций, НПФ) и появление платежеспособных заемщиков, перечислила Юдаева: «Хорошие компании должны хотеть инвестировать». 

В России сейчас две экономики: во внешней (представленной экспортными отраслевыми чемпионами), куда фактически инвестируют иностранцы, все замечательно, а во внутренней все плохо, заметил гендиректор управляющей компании «Спутник – управление капиталом» Александр Лосев. Пока эти экономики не объединятся, ни о каком экономическом росте говорить не приходится, заявил он. 

При этом российский фондовый рынок выглядит привлекательно на фоне глобальных рисков, отметил гендиректор Sova Capital Сергей Суханов. Он дает беспрецедентно высокую доходность – около 45% роста в этом году с учетом выплаты и реинвестирования дивидендов. Если ВВП растет всего на 2%, располагаемые доходы населения падают пять лет, а рост капиталовложений нулевой, то что в этой ситуации означают высокие дивиденды, спросил начальник управления аналитики и стратегического маркетинга Промсвязьбанка Николай Кащеев. «Два английских слова: cash out, вынимаем деньги из бизнеса», – сам же и ответил он. Такую ситуацию нельзя назвать здоровой, уверен Кащеев.

Юдаева в заключение вспомнила старый анекдот про газон, который надо просто стричь и поливать, но 200 лет. Пока что мы попали в ситуацию макроэкономической стабильности не так давно и, судя по ответам участников форума, уверенности в устойчивости пока нет, заключила она.