Счетная палата сомневается в эффективности льготных режимов для инвесторов

Регионы теряют деньги, а взрывного экономического роста так и нет
Большая часть инвестиций пришлась всего на четыре зоны – Алабугу, Липецк, Санкт-Петербург и Технополис в Москве (на фото) /Технополис

Льготные режимы для отдельных зон в регионах так и не стали способом поддержки экономики – реального эффекта от их введения пока нет, говорится в отчете Счетной палаты. «Ведомости» ознакомились с его копией, подлинность подтвердили два человека, знакомых с содержанием документа. Представитель Счетной палаты подтвердил, что такой отчет действительно подготовлен.

Счетная палата проанализировала работу особых экономических зон (ОЭЗ; на начало 2019 г. было 26 зон в 23 регионах), территорий опережающего социально-экономического развития ­(ТОСЭР; сейчас действует 85 ­ТОСЭР), промышленных парков (61 парк в 32 регионах) и индустриальных кластеров (45 кластеров в 35 регионах).

За 2006–2018 гг. власти потратили на создание, развитие и поддержку только ОЭЗ 136 млрд руб. из федерального бюджета, подсчитала Счетная палата. Тем, кто вложит в производство в таких зонах 120 млн руб. (из них 40 млн руб. за три года), чиновники предоставляют льготы по налогам и таможенным пошлинам. Но социальная, транспортная, инженерная и другая инфраструктура создается все равно за счет бюджета, указывает Счетная палата. И хотя инвесторы за 2006–2018 гг. вложили почти 370 млрд руб. (95,5% от плана), создали более 37 000 рабочих мест (показатель даже превысил план на 2%), большая часть инвестиций пришлась всего на четыре зоны – Алабугу, Липецк, Санкт-Петербург и Технополис в Москве, а всплеска роста экономики в таких зонах не произошло. Экономика в них росла естественным образом, в итоге компании, уже работавшие ранее, получили статус резидента и продолжили ту же деятельность, но в более комфортных условиях, пишет Счетная палата.

Самим инвесторам не всегда нужна помощь. Например, индустриальные парки и кластеры не успевают раздать субсидии, так как за ними мало обращаются (всего на субсидии за 2016–2019 гг. регионы получили 9 млрд руб.), пишет Счетная палата. А сами проекты медленно реализуются. Так, из пяти проектов, которые надо было завершить к 1 сентября 2019 г., успешно выполнено всего три. Еще семь должны завершиться в 2019–2022 гг., но, учитывая, что два проекта еще даже не начались, есть риски, что цели не будут достигнуты вовремя.

Проблемы есть и у ТОСЭР, отмечает Счетная палата. Закон о них принимался без расчетов будущих расходов и экономического эффекта, напоминают аудиторы. При этом пока регионы Дальнего Востока теряют средства из-за таких территорий – в 2017 г. они недополучили 1,5 млрд руб., а в 2018 г. – уже 2,4 млрд руб.

Но ТОСЭР должны не только ускорить рост экономики, но и решать социальные проблемы Дальнего Востока, где у всех регионов, кроме Магаданской области, есть этот режим, а в других местах это в первую очередь важный инструмент возрождения и развития моногородов, объясняет директор департамента налогового и юридического консультирования KPMG в России и СНГ Ольга Сурикова. Оценивать же эффективность режима Минэкономразвития предлагает только через 13 лет с момента появления льготной территории.

Налоговые потери моногородов (всего в них сейчас работает 65 зон) пока меньше – всего 812 млн руб. в 2018 г., но они также растут. При этом население таких городов, напротив, сокращается – на 38 600 человек за 2016–2018 гг.

Проблема моногородов до конца не решена, несмотря на меры и небольшую положительную динамику, больше половины населения таких городов оценивают ситуацию как с трудом терпимую или даже нетерпимую, говорит зампредседателя комитета Госдумы по экономической политике Альфия Когогина. ТОСЭР в моногородах, за редким исключением (Татарстан, Кузбасс), не стали инструментами развития, согласен член рабочей группы РСПП по вопросам развития моногородов Павел Склянчук, и чем дольше они существуют, тем меньше шансов, что станут.

Уже сделанного недостаточно для устойчивого развития, согласен представитель Минэкономразвития. Министерство меняет программу развития моногородов: будут расширены действующие и предложены новые инструменты поддержки. Также рассматривается возможность поддержки компаний и бюджета моногорода за счет налоговых поступлений, которые идут в федеральный бюджет от новых инвестиционных проектов, рассказал представитель Минэкономразвития. А все региональные и муниципальные программы развития моногородов будут актуализированы с учетом нацпроектов. Кроме того, Фонд развития моногородов может начать принимать участие в проектах ГЧП, создании объектов социальной инфраструктуры и особых мерах поддержки моногородов в режиме чрезвычайного положения, перечисляет он.

Еще одна проблема всех режимов – качество управления, мониторинг их работы и оценка экономической эффективности, перечисляет Счетная палата. Нужно новое законодательство – о едином механизме развития территорий, призывают аудиторы. Он должен заставить регионы обосновывать расходы, а получение льгот должно зависеть от социально-экономических эффектов, пишет Счетная палата, также в нем должны быть описаны общие подходы к оценке эффективности. Такой законопроект прорабатывается и согласовывается, отвечает представитель Минэкономразвития.

От льгот должна быть отдача, иначе это бессмысленная трата бюджетных средств, говорит Когогина. Но бизнес пока рассматривает льготные режимы не как стимул к развитию, а как легальный способ оптимизации налогов, считает Склянчук. Регионам нужно лучше отбирать резидентов, а не придумывать схемы перерегистрации уже существующих налогоплательщиков, советует он.

Представитель Минпромторга не ответил на запрос «Ведомостей».