Минфин предложил конфисковывать незаконно выведенную валюту

Но получить деньги из иностранных государств может быть непросто
Выведенную из России валюту уже не поймать, считают юристы /Максим Стулов / Ведомости

Минфин предлагает разрешить использовать конфискацию, если речь идет о невозврате валютной выручки и переводах нерезидентам с использованием подложных документов (ст. 193 и 193.1 соответственно). Проект таких поправок в Уголовный кодекс опубликован на regulation.gov.

Сейчас конфисковать могут, например, контрабанду – деньги, алкоголь, взрывчатые вещества, наркотики, которые незаконно перевозят через границы стран ЕАЭС. Но по валютным статьям конфискации нет, пишет Минфин в пояснительной записке. Хотя Федеральная таможенная служба регулярно видит такие нарушения: за шесть с половиной лет она сообщила о 4460 преступлениях и возбудила более 1600 уголовных дел. Число осужденных небольшое, но растет: с 2 до 10 человек за невозврат выручки и с 8 до 23 за перевод по подложным документам в 2015–2018 гг., говорится в материалах Верховного суда.

Еще в прошлом году Минфин, напротив, выступал за отмену этих валютных статей и подготовил законопроект. Нарушения, предусмотренные этими статьями, лишь способ совершения других преступлений, в первую очередь отмывания преступных доходов, поясняло тогда министерство. Но против выступали некоторые ведомства и Центробанк, уточнял замминистра финансов Алексей Моисеев.

Споры разрешил президент Владимир Путин, который в конце 2019 г. внес в Госдуму свои поправки по валютному контролю. Компромиссный вариант лишь смягчает наказание за невозврат валютной выручки: сначала предпринимателям грозит административная ответственность, а не уголовная. Президент также предложил повысить сумму крупного нарушения с 9 млн до 100 млн руб., особо крупного – с 45 млн до 150 млн руб. Но если контрагенты предварительно сговорились нарушить закон, президент предлагает не просто выписывать им штраф (сейчас до 500 000 руб.), а лишать свободы (до пяти лет).

Крупный бизнес, иностранные инвесторы и юристы усомнились, что эти изменения сильно помогут предпринимателям.

Ужесточение ответственности, которое предлагает Минфин, должно быть обоснованным – например, неэффективностью текущих мер, говорит советник коллегии адвокатов «Муранов, Черняков и партнеры» Армен Джагарян, но обвинительные приговоры по этим статьям единичны и объективных причин для изменений нет.

К тому же с конфискацией невозвращенной или выведенной валюты могут быть сложности. Единственный способ вернуть и конфисковать деньги – международное сотрудничество, объясняет партнер «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Виктория Бурковская. Россия ратифицировала Конвенцию об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности. Но решения только российского суда недостаточно, чтобы вернуть деньги, – нужно, чтобы иностранное государство конфискацию согласовало, подчеркивает Бурковская.

Большинство стран не признают перечисление денег за пределы России преступлением, если речь не о деньгах, полученных преступным путем, объясняет руководитель практики уголовно-правовой защиты бизнеса BCLP Антон Гусев. В этих двух статьях речь идет об абсолютно легальных валютных операциях, добавляет управляющий партнер Pen & Paper Алексей Добрынин. Поправки выглядят бессмысленными – эффективных механизмов возврата денег не существует, резюмирует Бурковская.

Есть вероятность, что будут конфисковывать имущество в России на ту сумму, которая была перемещена за рубеж, рассуждает Гусев. Такой риск есть, согласен Добрынин, хотя в законопроекте речь именно о деньгах, которые вывели из России или не вернули.

Как будет работать механизм конфискации, представитель Минфина не уточнил, переадресовав вопрос правоохранительным органам и Генпрокуратуре. Но поправки внесены по поручению Межведомственной рабочей группы по противодействию незаконным финансовым операциям, сказал он. В пояснительной записке Минфин ссылается на протокол заседания от 2017 г.

Сегодня уголовные дела по этим валютным статьям возбуждаются в основном в отношении крупного бизнеса – абсолютно не удивляет, что теперь государство планирует пополнять бюджет за счет конфискации денег и по ним, замечает Добрынин. Так, в июне прошлого года крупное дело по ст. 193.1 было возбуждено против основателя автодилера «Рольф» Сергея Петрова, который не признает вину в выводе 4 млрд руб. из компании на счета кипрской Panabel Limited (сейчас предприниматель находится под домашним арестом). Фигурирует эта статья в деле Валерия Израйлита, совладельца компании «Усть-Луга», строившей одноименный порт.