Правительство может сократить расходы на нацпроекты, стройки и инвестиции

Деньги нужны на поддержку населения и пострадавшего из-за коронавируса бизнеса
Министру финансов Антону Силуанову снова предстоит решать, что вырезать из бюджета /Евгений Разумный / Ведомости

Премьер Михаил Мишустин поручил Минфину и Минэкономразвития определить к 26 марта расходы бюджета, которые они считают приоритетными в условиях распространения коронавируса. Некоторые траты уже потеряли актуальность, нужно найти деньги на поддержку экономики и социальной сферы, не прибегая к секвестру, т. е. к общему сокращению расходов, уточнил представитель Минфина. Найтись они, по его словам, могут в том числе в резервном фонде правительства. Расходы не снизятся, но будут перераспределены, уверен и председатель Счетной палаты Алексей Кудрин (его цитирует «Интерфакс»).

«Странно строить высокоскоростные железнодорожные магистрали, когда не хватает больниц», – говорит чиновник правительства. В первую очередь будут сокращаться инвестиционные расходы, частично будут пересмотрены нацпроекты, сказал еще один чиновник. Социальные расходы снижены не будут, уверяет один из собеседников «Ведомостей». В приоритете поддержка населения и особенно сильно пострадавшего бизнеса, в том числе малого и среднего.

Обсуждаются разные варианты, как перераспределить деньги, знает федеральный чиновник, в том числе используя не распределенные в бюджете расходы, финансирование отдельных проектов будет отложено или вообще отменено. Последний раз чиновники решали резко сократить расходы в 2016 г. Тогда правительство заморозило их в номинальном выражении на три года, а в 2017 г. сократило еще на 5% непрограммные расходы (это около трети бюджета), вместо индексации пенсий неработающим пенсионерам выплатило 5000 руб., а индексацию работающим так и не восстановило.

В 2020 г. федеральный бюджет должен был потратить 19,5 трлн руб., четверть расходов – на социальную политику. Но резкое падение цен на нефть и пандемия коронавируса изменили планы властей. Если цены на нефть сохранятся на уровне $30/барр. до конца 2020 г., то при среднем курсе $75/руб. доходы бюджета сократятся на 2 трлн руб. до 18,6 трлн, что на 11% ниже запланированных, а дефицит бюджета составит 800 млрд руб. (0,9% ВВП), подсчитывал главный экономист Газпромбанка Сергей Коныгин. Министр финансов Антон Силуанов оценивал выпадающие доходы в 3 трлн руб. Такой же была оценка Счетной палаты при цене на нефть в $35/барр. и курсе 72 руб./$. В понедельник баррель Brent стоил около $28,5.

При падении доходов чиновникам нужно найти деньги на поддержку экономики и населения, в том числе на оплату больничных сотрудникам, которые находятся на карантине. Обсуждается дополнительная поддержка бизнесу, который вынужден увольнять сотрудников, знает федеральный чиновник. Во сколько обойдется весь антикризисный план правительства, чиновники не говорят. Оценить очень сложно, замечает Александра Суслина из Экономической экспертной группы, многое будет зависеть от того, насколько активно люди и бизнес будут пользоваться предлагаемыми мерами поддержки. Пока в антикризисном фонде правительства 300 млрд руб., но оно уже начало тратить эти деньги. Для финансирования дефицита чиновники используют фонд национального благосостояния. На 1 марта 2020 г. на счете по учету дополнительных нефтегазовых доходов было 10,1 трлн руб. ликвидных средств.

Если ситуация будет развиваться по негативному сценарию, все же придется пойти на сокращение расходов, предупреждал главный экономист BCS Global Markets Владимир Тихомиров. Речь может пойти о финансировании крупных долгосрочных проектов, указывал он. Правительство не будет финансировать стройки века, соглашался профессор Высшей школы экономики, бывший первый зампред ЦБ Олег Вьюгин.

Пока чиновники не режут расходы на инфраструктуру, но и не доводят деньги до крупных проектов, рассказывает человек, который знает об этом от нескольких чиновников. Проекты активно прорабатываются, но новые крупные стройки решено не начинать, а конкурсы по ним – отложить. Это сейчас общий подход к крупным бюджетным тратам – не только в сфере инфраструктуры, замечает он, проекты предстоит отстоять уже перед новым правительством. Оно получило карт-бланш на пересмотр даже нацпроектов, знает еще один чиновник. Правительство, по словам собеседников «Ведомостей», может сократить расходы на ВСМ (из федерального бюджета на их строительство планировалось направить 200 млрд руб.). В начале марта вице-премьер Марат Хуснуллин уже сообщил о том, что проект ВСМ Москва – Казань отложен из-за его высокой стоимости и необходимости исследовать пассажиропоток, но судьба ВСМ из Москвы в Санкт-Петербург до сих пор не ясна. Деньги на ремонт дорог по нацпроекту «Безопасные качественные автодороги», напротив, будут ускоренно выделяться, сообщил человек, который знает об этом от чиновников. Дорожные работы по национальному проекту «Безопасные и качественные автомобильные дороги» в регионах в этом году начались досрочно, сообщал Минтранс, комплексный план развития инфраструктуры не пересматривался. Утвержденных решений о его сокращении нет, говорит представитель Хуснуллина.

Лучше замораживать наиболее долгосрочные проекты, на которых это скажется наименее сильно, считает Суслина, а также недофинансированные в 2019 г. проекты. Хуже всего были исполнены нацпроекты по экологии (проект был профинансирован только на 66,3%), цифровой экономике (73,3%), производительности труда и поддержке рынка труда (87,1%). Самые дорогие проекты «Цифровой экономики» в 2020 г. – подключение к интернету социально значимых и других объектов и создание новых сетей связи (на 32,9 млрд руб.), организация работы электронного правительства, предоставление электронных госуслуг и другие IT-проекты для госсистемы (27,5 млрд руб.), передал через представителя первый замруководителя Аналитического центра при правительстве Владислав Онищенко. Именно эти задачи выглядят приоритетными сейчас, особенно в условиях перехода людей на дистанционную работу, уверен он. Но можно повторно взвесить планы поддержки цифровых проектов и исследований по оценке новых технологий, предлагает Онищенко, проекты с низким потенциалом коммерческого внедрения и низким уровнем готовности можно наиболее безболезненно сдвинуть.

Пересмотреть можно весь федеральный проект о системных мерах содействия экспорту, считает старший научный сотрудник РАНХиГС Галина Баландина. И зачем выделять деньги на создание единого окна Российским экспортным центром, если это уже делает Федеральная таможенная служба, продолжает она. Самое болезненное – убрать из нацпроекта средства на субсидии, предупреждает Баландина, экспортеры их получают, когда уже взяли кредиты, оплатили транспортировку и другие расходы. Но, например, субсидии промышленным предприятиям особого эффекта не дают, считает руководитель Центра ОЭСР РАНХиГС Антонина Левашенко: инструмент быстрый, но системно работу компаний не меняет.

В подготовке статьи участвовала Екатерина Кинякина