«Пять недель изоляции способны перечеркнуть рост». Что будет с экономикой после нерабочего апреля

По мнению большинства экономистов, рецессия неизбежна
Несмотря на антикризисные меры, российская экономика может свалиться в рецессию /Depositphotos / PhotoXPress

2 апреля Владимир Путин объявил нерабочим весь апрель 2020 г. Бизнес уже предупредил, что продление режима самоизоляции грозит большими финансовыми потерями, сокращениями сотрудников и банкротствами компаний. «Ведомости» собрали мнения экономистов о влиянии нерабочего месяца на экономику.

Александр Лосев, гендиректор УК «Спутник – управление капиталом»:

«Дальнейшее ужесточение изоляционных мер повергает страну в рецессию, которая будет длиться минимум до конца первого полугодия 2020 г., но может и затянуться. Еженедельные потери от продолжения режима самоизоляции составят около 700 млрд – 1 трлн руб. Пять недель изоляции способны перечеркнуть весь экономический рост, который прогнозировался до эпидемии (на 1,9%). Масштабы потерь могут колебаться в этом диапазоне, так как в режиме изоляции некоторые отрасли продолжат работать. Но изоляция не должна длиться так долго, особенно с учетом высокотехнологичных мер безопасности в крупных городах – можно было точечно изолировать тех, кто рискует заразиться или распространить вирус.

Будет и отложенный эффект – например, у фермеров в посевной сезон высока неопределенность с закупками удобрений и кредитами на этот период, нужны конкретные разъяснения будущих мер их поддержки. Другие страны компенсируют потери за счет средств госпрограмм или с помощью денежной эмиссии, а в России такие меры не приняты, анонсированные же – до сих пор не конкретизированы.

Но когда закончится изоляция, российской экономике будет легче восстанавливаться: страна встроена примерно в 38% мировых цепочек на уровне базовых материалов – их экспорт проще восстановить, чем другим странам с экспортом сложных товаров с высокой добавленной стоимостью».

Дмитрий Полевой, главный экономист РФПИ:

«Индекс деловой активности PMI сферы услуг в марте обвалился с 52 до 37,1, что лишь немногим лучше абсолютных минимумов декабря 2008 г. – января 2009 г. Совокупный индекс (с учетом сферы обрабатывающих производств) снизился с 50,9 до 39,5, также до минимума 2008–2009 гг. В первом полугодии 2009 г. ВВП снизился на 9–11%, что указывает на риски сильного сокращения экономической активности и во II квартале 2020 г. Такое же снижение ВВП в апреле – мае вполне возможно. Годовые показатели ВВП также будут явно отрицательными – в пределах 2,5–5%. Все будет зависеть от скорости стабилизации ситуации в мире, масштабов и эффективности мер поддержки правительства и ЦБ, а также производительности удаленной работы в тех секторах, где это возможно».

Сергей Коныгин, главный экономист Газпромбанка:

«Закрытие непродовольственных магазинов, режим самоизоляции вызовут спад внутреннего спроса во II квартале 2020 г. В умеренном сценарии восстановление произойдет осенью, и темп роста ВВП за весь год будет нулевым. В негативном сценарии, если восстановление продлится до 2021 г., ВВП упадет на 2–3% или сильнее.

Эффект от нерабочих дней больше касается секторов услуг, чем промышленного производства, поэтому общий негативный эффект на экономику не будет широкомасштабным. Ключевой негативный фактор – спад реальных доходов населения. Падение реальных доходов на 1% приводит к снижению ВВП на 0,19 процентного пункта».

Аналитики Альфа-банка:

«За 2020 г. ВВП сократится на 1% – это оптимистичный прогноз. Защитит от более глубокого провала структура российской экономики, где невелика доля предприятий малого и среднего бизнеса, и то, что Россия – чистый импортер услуг и ее финансовый сектор не страдает от кризиса ликвидности и повышения процентных ставок. Но пандемия ухудшила перспективы России вырваться из ловушки стагнации».

Аналитики «Ренессанс капитала»:

«Несмотря на продленный режим самоизоляции, прогноз остается позитивным. Две трети экономики страны пока продолжают функционировать и расти – производство сырья, продовольствия, социальные услуги, частично строительство. Другие сильные стороны России – относительно низкая доля услуг, наиболее чувствительных к карантину (туризм, развлечения), более высокая доля госсектора в ВВП и в занятости населения (сейчас это становится хорошей новостью), а также большие резервы. Базовый сценарий – падение экономики на 0,8% исходя из продолжительности карантина в два месяца и медленного глобального восстановления».

Дмитрий Долгин, главный экономист ING:

«Мы продолжаем ожидать падения ВВП на 2,5% за 2020 г., так как продление режима самоизоляции было заложено в этот прогноз. Полномасштабного экономического спада в апреле не будет – большинство предприятий и сотрудников продолжат работать удаленно. Но за месяц ВВП может сократиться на 20–30% год к году, в основном за счет сферы услуг, что приведет к падению на 5–10% во II квартале 2020 г. Пока запланированные меры бюджетной поддержки можно оценить в 1–2% годового ВВП, что заметно уступает мерам на 5–15% ВВП в других странах».

Аналитики Citi:

«Продление нерабочего периода приведет к сокращению ВВП на 4,2% в 2020 г. Это больше 2%-ного спада в 2015 г., но все еще меньше спада на 7,8% в 2009 г. Экономика в апреле будет работать примерно на 55% своих мощностей. По апрельским данным можно будет увидеть полный удар по экономике».  

Главный экономист BCS Global Markets Владимир Тихомиров:

«Прогноз по падению ВВП на 2,7% в 2020 г. сохранен. Но многое будет зависеть от сочетания ключевых факторов – итоговой поддержки правительства, цены на нефть – сможет ли она закрепиться на более высоком уровне, чтобы помочь экспорту и бюджету, программам поддержки других экономик – они влияют на положение мировой экономики, отношение инвесторов к риску, сырью, активам».