Продление нерабочих дней грозит сокращениями и банкротствами

Бизнесу для преодоления кризиса недостаточно ни кредитов на зарплаты, ни отраслевых мер поддержки
Бизнесу для преодоления кризиса недостаточно ни кредитов на зарплаты, ни отраслевых мер поддержки /TASS

Президент Владимир Путин продлил до 30 апреля нерабочие дни с сохранением зарплат сотрудникам. Губернаторы также смогут приостанавливать работу отдельных компаний независимо от формы их собственности, говорится в опубликованном указе президента. Продолжать работу должны непрерывно действующие, «выполняющие неотложные работы» компании, медицинское учреждения, аптеки, магазины с продуктами и товарами первой необходимости. Органы власти и СМИ должны определить число сотрудников, которые должны работать в объявленные нерабочие дни.

Бизнес и экономика уже несут огромные потери из-за введенного режима самоизоляции. Без учета антикризисных мер прямой мгновенный эффект от режима – потери в 20% ВВП, или почти 18 трлн руб. в ценах 2018 г., подсчитали аналитики ЦМАКПа. Напрямую затронутыми или потенциально невостребованными оказываются не менее 15 млн работников, это социально неприемлемо, пишут они и требуют дополнительных мер поддержки. Только из москвичей лишиться работы могут от 500 000 до миллиона человек, подсчитало столичное отделение «Деловой России».

«Мы не работаем уже неделю и выручки, соответственно, ноль», рассказывает франчайзи сети барбершопов OldBoy Дмитрий Порочкин. У барберов оплата сдельная, поэтому за прошлую неделю компания им не платила. Основные расходы – аренда, если ставки не понизят, придется закрываться, констатирует Порочкин. На такие жертвы можно пойти, если это приведет к поставленной цели – остановит распространение коронавируса, говорит Порочкин.

Проблема в том, что бизнес честно закрылся – у барберов было желание стричь на дому, но «мы им запретили под угрозой увольнения» и попросили соблюдать самоизоляцию, говорит Порочкин – но по Москве продолжают ходить люди, недавно посетившие другие государства. Пусть уже тогда и за гражданами жестко следят, иначе жертва бизнеса будет напрасной, заключает предприниматель.

Сильнее всего страдает малый и средний бизнес. Без поддержки в ближайшие дни придется банкротиться и уволить 250 человек, говорит предприниматель Алексей Петропольский (владеет юридической фирмой, системой сертификации, гостиницей и сетью кофеен в Москве). Не спасут ни отсрочка по налогам, ни отмена проверок, ни льготные кредиты, ни рекомендованная рассрочка по аренде, которую все равно не предоставляют, перечисляет он. Сети кофеен «Кофе пью» не удается зарабатывать на заказах с доставкой, говорит партнер компании Анастасия Мещерякова: люди предпочитают больше готовить сами в период самоизоляции. Компания пока не увольняет сотрудников, но сократила рабочие дни и наполовину урезала зарплату.

IT-бизнес продержится месяц-два, но дальше может появиться необходимость в кредитах, чтобы платить зарплату сотрудникам, опасается топ-менеджер, специфика бизнеса такова, что обеспечивать их нечем. Задержки зарплаты могут привести к потере высококвалифицированных разработчиков, объясняет собеседник «Ведомостей». За март доходы российских компаний – разработчиков софта упали в 10 раз по сравнению с мартом 2019 г., рассказывает гендиректор одной из таких компаний. В IT-бизнесе в январе – феврале закрываются проекты за прошедший год, в марте запускаются новые и в апреле они начинают приносить доход, объясняет он, это значит, что выручка IT-компаний будет нулевой за апрель и в мае компании не смогут платить зарплату. Бизнес рассчитывал на введение чрезвычайной ситуации, сетует собеседник «Ведомостей», это позволило бы списать долги компаний по кредитам и аренде, теперь остается надеяться только на программу национализации.

У гостиничного рынка не было никаких иллюзий, что карантинные меры будут продлены: многие отели в Москве уже закрыты, никто бы не стал их приостанавливать из-за недели, говорит владелец управляющей компании Ivashkevich Hospitality Станислав Ивашкевич. По его словам, многие отели уже отправили часть своего персонала в неоплачиваемые отпуска, их финансовые отделы работают удаленно. У многих гостиниц кредиты, без господдержки они могут обанкротиться, предупреждает Ивашкевич. Без работы, по предварительным данным, могут остаться не менее 2,5 млн человек, предупреждал тогда управляющий партнер «Альянс отель менеджмента» Вадим Прасов. Всё рассыпается как карточный домик, начиная от арендаторов, девелоперов, а потом и подрядных организаций, жалуется гендиректор «Региондевелопмента» Ольга Вальчук, только от поддержки и помощи правительства зависит, выживет ли бизнес или останутся только предприятия с господдержкой.

Пока относительно спокойны компании металлургического и горнодобывающего секторов. Компании работают в штатном режиме, заверили представители «Уралхима», «Северстали» и «Норникеля»: заводы, производства – в штатном режиме, сотрудники офисов – удаленно. Потрясений и потерь они не замечают, говорят представители «Уралхима» и «Норникеля». Цифровизация позволяет избегать потерь, связанных с переводом части сотрудников на удаленную работу, говорит представитель ММК. Компания пока не испытывает сложностей с поставками основных видов сырья, оборудования и запасных частей, говорит он.

И хотя крупнейшие российские компании о сокращении производств пока не заявляли, они уже корректируют инвестиционные планы. НЛМК планирует сократить инвестиции, а запуск отдельных проектов – отложить. «Северсталь» не исключает снижения инвестиций на 30–40%, но в текущей волатильной ситуации сложно давать прогнозы, говорит представитель компании, пока сталеплавильные и сталепрокатные мощности продолжают работать.

В обычном режиме продолжают работать и сельскохозяйственные предприятия, говорит владелец крупнейшего в России производителя молока «Эконива» Штефан Дюрр. Сотрудники, которые могут работать удаленно, работают дома, а доярки, трактористы другие рабочие работают, соблюдая повышенные меры безопасности. Но на сельском хозяйстве и производстве продуктов ситуация скажется через снижение покупательной способности, которое неминуемо наступит из-за нынешнего кризиса, предупреждает Дюрр.

Для поддержки бизнеса власти ввели отсрочки по выплате налогов, разрешили учитывать при расчете налога на прибыль расходы на борьбу с вирусом, обсуждают субсидии для особенно сильно пострадавших отраслей, а также запустили программу кредитования бизнеса под 0% для выплаты зарплат. ЦБ выделил на нее 150 млрд руб. Но 2 апреля выяснилось, что кредиты будут платными для бизнеса: банки будут выдавать их на год с предоставлением отсрочки платежа по телу долга на полгода. Первые полгода проценты начисляться не будут, а потом ставка вырастет до 4%.

Кредиты на зарплаты не решат проблему, а только отложат ее – их придется возвращать, а доходы могут восстановиться не так быстро, говорит профессор кафедры труда и социальной политики РАНХиГС Александр Щербаков. В первую очередь пострадают люди с теневой занятостью (такой сектор Росстат оценивал в 13 млн человек. – «Ведомости») – для выплаты зарплат таким людям не оформить кредит и сохранять им заработок не станут, предупреждает Щербаков. Российский рынок труда не любит реагировать на кризисы ростом безработицы, говорит замдиректора Центра трудовых исследований Высшей школы экономики Ростислав Капелюшников. У него есть возможности снизить расходы иными способами – сократить рабочее время и снизить зарплату, отправить сотрудников в неоплачиваемые отпуска. Если власти не будут им это запрещать, то существенно безработица не вырастет, считает он. Безработица, несомненно, вырастет, спорит профессор Российской экономической школы Евгений Яковлев, вообще, нерабочий месяц – это удар по экономике, сопоставимый с 1998–1999 гг., – это кризис, которого не было 20 лет.

Но бизнес боится не только потерять людей, но и дальше терять деньги. Потери каждого торгового комплекса в среднем составляет 50 млн руб. в день, говорит президент Российского союза торговых центров Булат Шакиров. По его словам, в России примерно 2000 таких объектов. Месячный простой обойдется им в 3 трлн руб. При этом государство, в отличие от многих других стран, пока не предлагает владельцам объектов никаких мер поддержки, которые позволили бы им избежать дефолта, сожалеет Шакиров.

В подготовке участвовали Антон Филатов, Полина Трифонова, Валерий Кодачигов, Екатерина Бурлакова, Екатерина Кинякина