Дорогая нефть становится проблемой

Рост мировых цен на топливо может обернуться проблемами и для России
Шейхи-саудиты провожают очередной танкер с нефтью /AFP Photo

Саудовская Аравия объявила о новом повышении цен на свою нефть. Для покупателей в Азии вся линейка саудовских марок подорожает на $1 за баррель, для США – на 20–40 центов (в зависимости от сорта). Для клиентов в Северо-Западной Европе государственная компания Saudi Aramcо повышает цену на 70 центов по сорту Arab Extra Light и на 40 центов по Arab Light. В итоге Extra Light окажется дороже Brent на $1,5, Light – на 70 центов. При этом саудовское сырье по-прежнему будет дешевле российской Urals, которая сейчас продается с рекордной в истории премией в $2,5 к Brent. Это уже второе повышение саудитами цены на свою нефть после окончания нефтяной войны. В июне Saudi Aramcо уже увеличивала отпускные цены, одновременно отменив почти все скидки и сократив объемы экспорта практически вдвое – с 10 млн баррелей в апреле до 5,2 млн бочек.

Саудовская экономика до сих пор не может оправиться от последствий беспрецедентного демпинга на нефтяном рынке, который сама же и устроила. После того как на мартовском заседании ОПЕК+ Россия отказалась выполнить ультимативное требование Эр-Рияда о резком сокращении добычи, саудиты пообещали залить мир дешевой нефтью. Saudi Aramco снизила стоимость нефти для США на $7 за баррель, для Северной Европы – на $8, для Восточной и Юго-Восточной Азии – на $6. Стремясь подорвать позиции России не европейском рынке, саудиты предлагали нефтепереработчикам Старого Cвета свое сырье на $10,25 ниже биржевых котировок сорта Brent. Одновременно Эр-Рияд перешел к «политике максимальной добычи»: правительство поручило Saudi Aramco увеличить экспорт на треть: с 9,7 млн до 12,3 млн баррелей в сутки. В результате нефтяные котировки обрушилась с $51 за баррель в феврале до $32 в марте и $27 в апреле.

В начале апреля страны ОПЕК+ все же заключили новое соглашение – о сокращении добычи с 1 мая. Но саудиты лишь усилили демпинг с целью потеснить российские компании – предложили европейским потребителям беспрецедентную отсрочку платежей на 90 дней.

Эксперты неоднократно предупреждали, что для Саудовской Аравии, госбюджет которой сверстан из расчета цены нефти $80 за баррель, демпинг – экономическое самоубийство. Однако в Эр-Рияде больше думали о том, как наказать Россию, отвергшую ультиматум. В итоге экономика страны оказалась на грани полномасштабного кризиса. Как заявил в конце мая министр финансов королевства Мохаммед аль-Джадаан, Саудовская Аравия столкнулась с финансовым кризисом, «какого не было ни разу в современной истории».

50 995 руб.

стоила вчера тонна бензина Аи-92 на Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой бирже. Аи-95 продавался по 58 820 руб., дизельное топливо – по 48 013 руб. за тонну

Эр-Рияд уже дважды в этом году выходил на международный рынок заимствований, разместив евробонды на $19 млрд, и будет вынужден делать это вновь. По прогнозу агентства Moody’s, саудитам придется нарастить долговое бремя до 30% ВВП, специалисты же говорят и о гораздо больших значениях. «Ценовая война Саудовской Аравии с Россией выявила критическую зависимость экономики страны от ситуации на сырьевом рынке, а снижение нефтяных доходов означает меньшую способность инвестировать в несырьевые отрасли, – отмечает американский аналитик Тайлер Дерден. – В условиях сокращения экспорта шансы Эр-Рияда слезть с нефтяной иглы минимальны». В этой ситуации все, что могут сделать саудиты, – повышать цены на нефть, чтобы облегчить свои финансовые проблемы.

Ценовые ножницы

Однако новой политикой Эр-Рияда крайне недовольны нефтепереработчики. В то время как цены на сырье за пару месяцев практически удвоились, спрос на нефтепродукты до сих пор не восстановился, как и цены на них. В результате НПЗ оказались в ценовых ножницах и стремительно теряют деньги. По прогнозу отраслевой консалтинговой компании Wood Mackenzie, совокупная прибыль нефтеперерабатывающей отрасли сократится всего до $40 млрд в этом году против $130 млрд по итогам 2018 г. «Маржа переработки абсолютно катастрофична», – заявил в июне инвесторам глава ведущей европейской нефтеперерабатывающей группы Total SA Патрик Пуянне. Очевидно, что при первой же возможности европейские НПЗ начнут повышать цены на продукцию.

Это неизбежно отразится и на России, поскольку для российских нефтепереработчиков будет увеличиваться привлекательность экспорта. В конце июня Минэнерго предписало российским нефтяным компаниям «в возможно короткий срок» увеличить продажу бензинов до уровня не ниже 11% от объема производства, дизельного топлива – не ниже 7%.

Федеральная антимонопольная служба, в свою очередь, заявляет о необходимости отмены временного запрета на импорт нефтепродуктов и увеличения нормативов продажи нефтепродуктов на бирже до 15% по бензину, до 9% по дизельному топливу и до 7,5% по сжиженным углеводородным газам. Так правительство отреагировало на рост оптовых цен на топливо, который продолжается уже три месяца подряд.

Если российские НПЗ активизируют экспорт, ситуация на отечественном топливном рынке может еще больше обостриться. А это грозит серьезными проблемами для бюджета страны. Дело в том, что в 2018 г. для стабилизации внутренних цен на бензин в России был запущен так называемый демпферный механизм. Его суть проста: если топливо за границей стоит дороже, чем на внутреннем рынке, государство компенсирует нефтяникам разницу, чтобы те не поднимали цены на заправках в стране до «мирового уровня».

Но демпфер работает и в обратную сторону: когда зарубежные цены на бензин оказываются ниже российских, уже нефтяники обязаны перечислять деньги в бюджет. Сейчас происходит именно так, и денежные поступления по демпферу служат ощутимой поддержкой для бюджета в кризисный период. Однако если зарубежные цены на бензин начнут расти, бюджет не только потеряет этот источник доходов, но и должен будет выплачивать компенсации нефтяным компаниям за отказ от экспорта. На фоне необходимости тратить огромные деньги на посткризисное восстановление экономики новая статья расходов никого не порадует.