Валютную выручку разрешат не возвращать в Россию

ЦБ предлагает отменить обязательную репатриацию экспортной выручки
Эльвира Набиуллина больше не видит опасности в смягчении валютного законодательства для экспортеров /Андрей Гордеев / Ведомости

Банк России готов к дальнейшей либерализации валютного законодательства. Регулятор предлагает поэтапно отменить репатриацию экспортной выручки в иностранной валюте и снять ограничения на ее зачисление на зарубежные счета экспортеров. Помимо этого предлагается упростить порядок взаимодействия бизнеса с уполномоченными банками при совершении валютных операций. «Эти меры позволят снизить административную нагрузку на бизнес и банки, расширить возможности для экспортеров, в том числе малого и среднего бизнеса. Предложения направлены в правительство РФ», – говорится в сообщении ЦБ.

Сейчас экспортеры обязаны перечислять валютную выручку на свои счета в российских банках. Это касается расчетов и в иностранной валюте, и в рублях. Компания должна сообщать своему банку о сроках расчетов по сделкам, прописанных в ее внешнеторговых контрактах с контрагентами. «Если выручка пришла в банк с опозданием хотя бы на один день, компанию штрафуют. За каждый день просрочки нужно заплатить 1/150 ключевой ставки ЦБ, – объясняет адвокат, партнер международного центра защиты прав Globallaw Антон Задоркин. – А штрафы за невозврат валютной выручки составляют 75–100% от суммы сделки».

Еще три года назад министр финансов Антон Силуанов называл такое наказание «сумасшествием». «Еще с советских времен сохранились нормы, в том числе в части репатриации валютной выручки. О чем сейчас можно говорить, какая это репатриация валютной выручки, если половину этой выручки можно сразу там оставить или репатриировать в Россию и обратно вывезти за границу, какой смысл?» – задавался вопросом Силуанов в декабре 2017 г. Но Центробанк тогда придерживался иной позиции. Как говорил замдиректора департамента денежно-кредитной политики ЦБ Андрей Липин, ослабление валютного контроля сказывается на волатильности и устойчивости финансового рынка. В начале 2018 г. глава ЦБ Эльвира Набиуллина уточняла, что Банк России «ни в коем случае» не является противником либерализации валютного режима, однако делать это надо осторожно, поскольку у регулятора не будет инструментов для контроля валютных операций в случае отмены действующей системы.

Верные признаки того, что власти будут вносить очередные послабления в валютный контроль, появились в июне 2020 г., когда правительство включило меры по либерализации валютного регулирования в национальный план восстановления экономики. Тогда же Минфин представил в Госдуму законопроект «О внесении изменений в федеральный закон «О валютном регулировании и валютном контроле» в части поэтапной отмены требований по репатриации экспортной выручки в иностранной валюте для несырьевого неэнергетического экспорта». В нем предлагается разрешить не репатриировать с 1 января 2021 г. до 10%, потом – до 30%, а с 2025 г. – все 100% стоимости контракта. В финансовом ведомстве подчеркивали, что требование репатриации иностранной валюты «в настоящее время не обеспечивает достижения макроэкономических целей снижения оттока капитала из России и стабильности валютного курса».

Эксперты с этой оценкой согласны: жизнь бизнеса после либерализации валютного законодательства упростится, а это важно в нынешних кризисных условиях.

Основной плюс такого послабления в том, что именно небольшие и средние экспортеры почувствуют больше свободы в своих операциях, поскольку у них издержки на репатриацию достигали 5–7% от суммы самого контракта, говорит партнер юридической фирмы «Рустам Курмаев и партнеры» Дмитрий Клеточкин. По его словам, «на практике это приведет к снижению количества проверок бизнеса и случаев, когда любая нестандартная бизнес-ситуация влечет за собой штраф, хотя никакой вины компании не было». По мнению генерального директора «Нью Рига финанс клаб» Василия Коновалова, от либерализации валютного регулирования выиграют прежде всего крупные компании – экспортеры. Они же, по его мнению, и лоббировали данную законодательную инициативу. «Принятие такого решения максимально выгодно нефтегазовой индустрии и металлургам, так как позволит оптимизировать бизнес-процессы по импорту товаров и услуг, в том числе оборудования, а также упростит участие российского частного капитала в зарубежных проектах», – считает он.

В оценке макроэкономических эффектов этой меры мнения экспертов существенно расходятся. Клеточкин считает, что «либерализация валютного законодательства позволит больше использовать рубль во внешнеторговых расчетах, что в конечном счете усилит эффект дедолларизации». Коновалов утверждает, что «обратной стороной медали, напротив, может стать усиление оттока капитала из России, а это окажет дополнительное давление на национальную валюту».

«Попытки либерализовать рынок валютной выручки экспортеров в России предпринимаются давно. Однако любые устремления окончательно уйти от жесткого контроля со стороны государства терпят крах в условиях валютного кризиса, – отмечает эксперт. – Например, в конце 2014 г. ЦБ под давлением правительства был вынужден обязать продажу валютной выручки экспортерами в течение месяца на внутреннем валютном рынке, чтобы снять излишнее давление на курс рубля в условиях паники. Позже данные ограничения медленно и постепенно убирались».