Регионы разошлись по безработице и зарплатам

Эксперты выяснили, где в России лучше живется во время кризиса
Дорога к личному благополучию ведет на Камчатку /Максим Стулов / Ведомости

Не только отрасли, но и различные регионы по-разному переживают текущий кризис. Экономисты Центра развития НИУ ВШЭ проанализировали статистику Росстата об итогах экономического развития субъектов Федерации в первом полугодии 2020 г., учитывающую динамику заработной платы, инфляции и безработицы, и выделили регионы с наименьшим и наибольшим уровнем социально-экономического стресса.

Как следует из результатов исследования под названием «Где в России жить хорошо», меньше других от кризиса пострадали жители Чукотки, Камчатки, Астраханской, Саратовской и Новосибирской областей. Там уровень безработицы и инфляции сохранялся на низком уровне и зарплаты не падали. «В Саратовской области в первом полугодии отмечался рекордный для данного периода рост зарплат – на 12,5%, а в Чукотском автономном округе роста инфляции и безработицы практически не было (1,7 и 1,2% соответственно)», – отмечают экономисты Центра развития.

В то же время наименее благоприятная ситуация (инфляция и безработица росли, а зарплаты снижались) сложилась во Владимирской, Костромской, Новгородской областях, Дагестане, Ингушетии, Башкирии, Марий Эл, Удмуртии и других регионах. Так, «в Новгородской и Костромской областях зарплаты в среднем снизились на 12,5 и 3,1% соответственно», отмечает заместитель директора института «Центр развития» НИУ ВШЭ Валерий Миронов.

Как выяснили в ВШЭ, уровень зарплат в наименее и наиболее пострадавших от коронакризиса регионах (без учета самых обеспеченных Москвы и Ямало-Ненецкого автономного округа) в первом полугодии различался в 2 раза (63 000 и 32 000 руб. в регионах ДВФО и СКФО соответственно), уровень безработицы – почти в 4 раза (3,9 и 14,2% в ЦФО и СКФО), по ее приросту – в 4 раза (3,2 и 0,8% в CКФО и ДВФО). Разница в инфляции между федеральными округами составляла 1,5 раза, варьируясь в январе – мае от 3,6% в ДВФО до 2,5% в ЮФО.

При этом в ряде регионов был отмечен высокий уровень инфляции и безработицы и одновременно рост зарплат (самый яркий пример – Республика Тыва). «Прежде всего это трудоизбыточные регионы, в которых наблюдался отток рабочей силы в центральную часть России или другие агломерации, – объясняет Миронов. – Хотя нельзя исключать, что прирост зарплаты может быть связан и с ее вынужденным выходом из тени в период пандемии».

Большая региональная дифференциация по уровню жизни населения – это усиление традиционного для России центростремления (т. е. перетока людей в две крупнейшие агломерации) и поиска высоких зарплат в регионах, расположенных в зоне сурового климата. «Удар коронакризиса по розничной торговле, транспортному сектору и сфере услуг обострил старые проблемы и поставил задачу повышения экономической активности региональных властей», – отмечает Миронов.

Профессор географического факультета МГУ Наталья Зубаревич выделяет несколько групп регионов, которые сильнее всего пострадали от пандемии, на основе данных по динамике промпроизводства за первое полугодие. «Это, во-первых, регионы, экономика которых работает на экспорт угля, металлов, углеводородов. Например, очень плохи дела в Кемеровской области, где из-за падения экспорта упала добыча угля. Во-вторых, это регионы, производства в которых ориентированы на внутренний рынок, где резко упал спрос. Тут и Ульяновская, Самарская, Нижегородская, Калининградская области с автопромом, и Костромская область с ювелиркой, и Якутия с алмазами – там падение промышленности составило 9%», – пояснила «Ведомостям» Зубаревич. Также, по ее словам, уровень жизни снизился там, где большую долю в экономике занимает сектор услуг: в Москве и Московской области, Санкт-Петербурге.

При этом, подчеркивает эксперт, делать вывод о том, жителям каких регионов живется хуже, а каких – лучше, на основе официальных данных по безработице некорректно. «Причина роста безработицы в большинстве случаев – увеличение пособия и упрощение его получения. Например, в Туве зафиксирован один из самых крупных ростов уровня безработицы. Там народ побежал регистрироваться в центры занятости, потому что прожиточный минимум для них – это большие деньги. А поскольку с занятостью там всегда очень плохо, вот они и рванули получать пособия», – объясняет Зубаревич.

Она считает, что последствия коронавирусного кризиса для жителей большинства регионов еще не исчерпаны. Доходы бюджетов продолжают сокращаться, а федеральные трансферты уже не будут расти прежними темпами, как это было в апреле и мае, когда помощь регионам возросла на 89% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года (сумма трансфертов за два месяца составила 288 млрд руб.). Россиян еще ждут увольнения и сокращения зарплат из-за сжатия производств, вызванного падением спроса на товары и услуги, предупреждает эксперт.