Россия справляется с кризисом лучше ЕС и США, считает Росстат

Помогает низкая доля в экономике малого бизнеса и предприятий сферы услуг
Помогает низкая доля в экономике малого бизнеса и предприятий сферы услуг /Евгений Егоров / Ведомости

Российская экономика пережила коронакризис лучше других стран и восстанавливается быстрее. Об этом свидетельствуют данные Росстата и оценки ведущих экономистов.

Согласно подсчетам статистического ведомства, спад промышленного производства в первом полугодии текущего года в России оказался существенно меньшим, чем в других странах. По итогам шести месяцев отечественная экономика сократилась на 3,5% против обвала на 18,3% в Италии, на 14,5% в Германии, на 19,8% в Индии и на 8% в США.

Во II – самом сложном – квартале российский ВВП снизился на 8,5%, в то время как германский – на 11,7%, итальянский – на 17,3%, канадский – на 13,5%, американский – на 9,5%, английский – на 21,7%. Впрочем, в других странах БРИКС ситуация оказалась еще лучше. В Индии и Китае отмечался экономический рост (3,3 и 3,2%). В Бразилии спада практически не было – снижение ВВП составило 0,2%. Уровень безработицы в Российской Федерации в июне оказался ниже, чем в Италии, Канаде, США и Франции (6,2% против 8,8, 12,3, 11,1 и 7,7% соответственно), но выше, чем в Германии, Англии и Японии (4,2, 3,9 и 2,8%).

Заведующий научно-учебной лабораторией «Исследование проблем инфляции и экономического роста» Экспертного института НИУ ВШЭ Владимир Бессонов объясняет опережающие показатели российской экономики двумя факторами: относительно слабым воздействием коронавируса и специфической структурой экономики, отличающейся от западных стран. «Коронавирус затронул Россию слабее, чем другие страны. Во многом это связано с низкой плотностью населения – в ряде регионов сильных ограничений не было. К тому же если в развитых странах львиная доля ВВП приходится на сектор услуг и отрасли, производящие товары конечного спроса, то в России большая часть ВВП состоит из добычи и первичной переработки сырья (нефтепереработка, металлургия, крупнотоннажная химия), т. е. из отраслей, не связанных напрямую с потребителем, которого ограничили в покупках», – поясняет Бессонов. Исключения – пищевая и фармацевтическая индустрии, которые, наоборот, смогли «подняться» на пандемии. По словам экономиста, сильное падение добычи нефти и газа в натуральном выражении пришлось на май, июнь и июль, поэтому на общую картину ВВП за первое полугодие оно не сильно повлияло, а снижение стоимости сырья, зафиксированное с начала марта, в статистике не отразилось.

Директор Центра конъюнктурных исследований ИСИЭЗ НИУ ВШЭ Георгий Остапкович обращает внимание на то, что во всех странах коронакризис сильнее всего ударил по малым предприятиям, доля в ВВП которых в западных странах – более 60%, а в России – на порядок меньше: лишь 20%. «Российская экономика базируется на крупном бизнесе, аффилированном с государством. А государство «своих» не бросает: системообразующим предприятиям оказывается серьезная поддержка. Поэтому и падение ВВП не было большим», – объясняет экономист.

Еще одной причиной относительно оптимистичного по сравнению с другими странами результата первого полугодия стала изоляция российской экономики. «Во время нынешнего кризиса изоляция сыграла позитивную роль. У нас нет длинной цепочки добавленной стоимости, когда одну продукцию делают в 20 странах. Перекрывание границ и введение карантинных режимов в разных странах разрушало производственные цепочки в Европе и Америке. Ведь даже если одно звено выпадало, производство останавливалось», – объясняет Остапкович.

При этом относительно низкий показатель уровня безработицы эксперт связывает со спецификой российского рынка труда. «Сокращение расходов на оплату труда в России происходило не только и не столько за счет увольнений, сколько за счет сокращения зарплат и изменения условий работы. Многие были отправлены в неоплачиваемые отпуска, многим сократили количество отработанного времени и, соответственно, снизили заработок. Росстат не считает скрытую безработицу, а то бы цифры были больше», – подчеркивает Остапкович.

«Россия неплохо выглядела на общем фоне в разгар пандемии коронавируса и хорошо восстанавливается после него, – говорит Бессонов. – Обрабатывающие производства уже с мая интенсивно растут. Такого быстрого восстановления после кризиса за всю современную историю России еще не было. В 2008 г. был быстрый спад, но восстановление заняло год, сейчас речь идет о нескольких месяцах».

Как заявил 24 августа на встрече министров промышленности стран БРИКС глава Минпромторга РФ Денис Мантуров, спад ВВП России в 2020 г. может ограничиться 5% за счет мер, принимаемых правительством. Ранее МВФ прогнозировал, что падение ВВП России по итогам года составит 6,6%, американская экономика снизится на 8%, ВВП Великобритании упадет на 10,2%, Франции – на 12,5%, Италии и Испании – на 12,8%.