Проценты падают, кредиты не растут

Банки теряют интерес к кредитованию реального сектора из-за слишком жесткого регулирования
После окончания антикризисных госпрограмм многие предприятия останутся без кредитов /Андрей Гордеев / Ведомости

Снижение процентных ставок по кредитам не привело к существенному росту кредитования реального сектора. Такой вывод сделал управляющий директор по макроэкономическому анализу и прогнозированию АО «Эксперт РА» Антон Табах, проанализировав динамику процентных ставок и банковских кредитов нефинансовому сектору с 2005 г.

Обычно зависимость между кредитной активностью и уровнем ставок в экономике отрицательная: с ростом ставок кредитная активность снижается и наоборот. Однако в последние четыре года в России проценты по кредитам падали, а объем выданных кредитов не рос. «С середины 2015 г. по 2019 г. кредитный цикл переживал период сжатия: объем ссуд оставался практически неизменным (сначала падал, затем в 2019 г. немного вырос: номинальные объемы кредитной активности на четыре года стабилизировались на уровне 52–58 трлн руб.) на фоне снижающихся процентных ставок (средневзвешенная ставка по банковским кредитам юрлицам на срок до одного года снизилась с 20% в апреле 2015 г. до 8% в декабре 2019 г.», – сообщил Табах «Ведомостям».

«Если говорить о кредитовании нефинансовых предприятий, то доля банковских кредитов в ВВП последовательно снижалась в последние несколько лет, – подтверждает руководитель отдела макроэкономического анализа ГК «Финам» Ольга Беленькая. – Так, на 1 января 2016 г. соотношение кредитов нефинансовым организациям / ВВП составляло 40,1%, на 1 января 2019 г. – 31,9%, а на начало 2020 г. – всего 30,7%». По словам руководителя направления анализа денежно-кредитной политики ЦМАКП Олега Солнцева, с середины 2018 г. крупные госбанки потеряли интерес к кредитованию реального сектора, этот сегмент оживился лишь во время пандемии, когда им поручили спасать предприятия. Так, кредитный портфель Сбербанка в 2019 г. вообще не рос, а в 2020 г. вырос на 14%, при этом у коммерческих банков кредитный портфель вырос с середины 2018 г. по текущий момент на 21%. «Сбербанк переключился на создание экосистемы», – отмечает Солнцев.

По мнению директора Института экономики роста им. П. А. Столыпина Анастасии Алехнович, не стоит удивляться, что кредитование не растет. «В целом кредитные продукты предоставляются по достаточно высоким процентным ставкам (даже по субсидируемым программам) и на непродолжительный срок, что исключает возможность использовать эти средства в инвестиционных целях. Сдерживает кредитный бум и предъявление банками к заемщикам крайне высоких требований по высоколиквидным залогам, существенно превышающим суммы занимаемых средств, и наличию поручительства», – отмечает экономист.

Еще одна причина – забюрократизированность банковского сектора, который утратил способность быстро реагировать на изменения конъюнктуры и гибко относиться к заемщикам, уверен Табах. «Получить кредит на выгодных условиях могут лишь крупные компании, для остальных ставки завышены, так как в них заложена премия за риск (например, в связи с финансовой нестабильностью предприятий или непривлекательностью отрасли), также банки предъявляют жесткие требования по залоговому обеспечению и нередко отказывают потенциальным клиентам», – отмечает экономист. В итоге получается, что главным источником финансирования инвестиций в основной капитал выступают собственные средства компаний, причем за последние годы их доля в инвестициях выросла с 45 до 55%. «Лишь около 10% инвестиций в основные средства произведено за счет банковских кредитов», – подчеркивает Табах.

По его мнению, чтобы низкие процентные ставки привели к росту кредитования, государство должно смягчить регулятивные правила или же взять часть рисков на себя, предоставляя госгарантии. Так было во время нынешней пандемии в начале и середине года, когда в рамках поддержки бизнеса правительство и ЦБ приняли ряд мер для корпоративного кредитования и разделили риски и финансовые затраты с банковским сектором. В итоге объем кредитов юрлицам за девять месяцев текущего года вырос на 7,7% и составил 44,7 трлн руб. Для сравнения: за весь 2019 год портфель кредитов предприятиям возрос на 5,8%. «Единственный фактор, положительно влияющий на кредитную активность как со стороны спроса, так и со стороны предложения, – меры поддержки кредитования, введенные Банком России», – указывает Табах.

Эксперты уверены, что ситуация с кредитованием реального сектора может существенно ухудшиться после того, как меры антикризисной поддержки будут закончены и банки вновь останутся один на один с еще более рискованными заемщиками. «Требования к достаточности капитала зависят от взвешенных по риску активов, т. е. добавление в портфель актива с высоким уровнем риска обязывает банк соответственно увеличить капитал. Таким образом, от финансово неустойчивых компаний банки будут требовать повышенной доходности, включающей премию за риск. Показать ее и получить адекватный кредит смогут очень немногие предприятия», – уверен Табах.

Солнцев тоже прогнозирует замедление кредитования в посткризисный период, когда господдержка будет завершена. «Крупные компании будут привлекать финансы через выпуск корпоративных облигаций, малый бизнес будет интересен частным банкам как заемщик наряду с физлицами, а средним компаниям надо будет рассчитывать на себя – финансироваться за счет собственных средств», – считает Солнцев.

Беленькая согласна, что, если меры поддержки будут отменены до восстановления «нормальной» ситуации в экономике, можно действительно ожидать ухудшения качества кредитных портфелей банков и ужесточения условий кредитования. Но, вероятно, этот процесс все же будет растянут во времени – правительство планирует снизить ставку льготных кредитов для МСП с 8,5 до 7% в 2021 г. «Глава ЦБ Эльвира Набиуллина на прошлой неделе сообщила, что ЦБ решил продлить реструктуризацию кредитов МСП на I квартал 2021 г.», – ­напоминает она.