Господдержка спровоцировала рост числа зомби-компаний

Количество предприятий, не имеющих перспектив роста и расплаты по долгам, резко выросло
Представитель ЦБ убежден, что основной негатив от присутствия зомби-компаний на рынке в конечном итоге проявляется в снижении общей производительности, что в дальнейшем снижает темпы роста экономики /PIXABAY

В России многие неэффективные компании не уходят с рынка, а превращаются в компании-зомби без перспектив роста и расплаты по долговым обязательствам, отметили участники организованной Банком России конференции «(Пост)Коронавирусная экономика и вызовы для политики центрального банка», которая состоялась на прошлой неделе. «Расшифровывая термин «зомби», эксперты называют два основных компонента: мертвеца и магию, которая превращает его в некое полуживое существо, – поясняет Кирилл Тремасов, директор департамента денежно-кредитной политики Банка России. – В роли этого волшебника выступают банки, а главным элементом «волшебства» является реструктуризация кредита, который и поддерживает мертвеца в полуживом состоянии».

Представитель ЦБ убежден, что основной негатив от присутствия зомби-компаний на рынке в конечном итоге проявляется в снижении общей производительности, что в дальнейшем снижает темпы роста экономики. Неэффективные компании, перегруженные кредитами, по сути, тратят все ресурсы на обслуживание долга вместо наращивания эффективности и производительности. В итоге общеэкономические показатели роста оказываются ниже потенциально возможных. В последние годы ситуация обострилась настолько, что экономисты все чаще задаются вопросом поиска баланса между поддержкой экономики и ее зомбификацией.

Райан Банерджи, старший экономист департамента денежно-кредитных и экономических вопросов Банка международных расчетов, отмечает, что после каждого кризиса число компаний, остающихся в статусе зомби, растет. При этом, по его мнению, в России главными виновниками роста числа зомби-компаний являются банки. «У российских банков больше плохих долгов на балансе», – отмечает эксперт.

С другой стороны, беспрецедентная поддержка бизнеса со стороны правительств и центральных банков сыграла важную роль для обеспечения работоспособности экономики. По оценке Аннетт Киобе, постоянного представителя МВФ в России, без тех мер поддержки, которые получили в России компании нефинансового сектора, доля несостоятельных компаний в стране выросла бы еще примерно на 5 п. п. до 20%. «Я бы хотела отметить, что рост числа зомби-компаний в России сравнительно небольшой по сравнению с тем, что мы видели в других странах», – подчеркивает Киобе.

Относительную стабильность российского бизнеса она объясняет тем, что компании вошли в кризис с достаточно здоровыми балансами, а влияние пандемии оказалось меньше, чем ожидалось. Кроме того, Киобе отметила своевременность мер поддержки в России, а также тот факт, что она оказывалась бизнесу по нескольким каналам. «В России действующие меры обеспечивают покрытие около 60% разрыва, который возник в результате COVID-19», – полагает постоянный представитель МВФ в России.

В России масштаб зомбификации мог бы оказаться существенно выше, соглашается директор аналитического департамента ПСБ Николай Кащеев. По его мнению, этого не происходит из-за низкой доли малых предприятий в экономике. «Главная отличительная черта российской экономики от большинства прочих – доля малого и среднего бизнеса (МСБ) долгое время остается неизменной и колеблется в пределах 20–22% ВВП, что безумно мало», – отмечает он. Большинство малых и средних бизнесов (более 70%) в России не имеют банковского кредита, так что зомбификация им не грозит. Общий объем кредитования МСБ в России составляет порядка 5 трлн руб., что является небольшой величиной как по отношению к ВВП, так и общему объему активов банковской системы, отмечает Кащеев.