Доходы от пенсионных накоплений граждан спасут от посредников

Авторы нового законопроекта уверены, что переход граждан в другой НПФ выгоден только агентам
Многие россияне каждый год переходят из одного пенсионного фонда в другой /Максим Стулов / Ведомости

Сегодня, 16 декабря, Госдума должна утвердить в третьем чтении законопроект о запрете привлекать агентов для заключения договоров об обязательном пенсионном страховании (ОПС). Во втором чтении документ был принят вчера.

Законопроект, внесенный правительством РФ, ориентирован на защиту прав и законных интересов граждан при выборе страховщика по ОПС. По действующим нормам россиянин раз в пять лет может перевести свои пенсионные накопления из Пенсионного фонда России (ПФР) в негосударственный пенсионный фонд (НПФ) или из одного НПФ в другой с сохранением всех заработанных фондом для клиента доходов. Но досрочная смена организации обнуляет доход, накопленный с момента прошлого перехода, причем граждане, принимающие столь невыгодное для себя финансовое решение, часто просто не знают о его последствиях. Авторы закона считают, что большую ответственность за такие решения несут агенты, которые финансово заинтересованы в том, чтобы клиент перешел к другому страховщику.

Проект федерального закона предлагает введение прямого запрета на привлечение посредников (в том числе агентов, поверенных) в целях заключения ими договоров об ОПС между застрахованным лицом и НПФ. Кроме того, граждане получают право запретить ПФР рассматривать без их личного присутствия заявление о переходе к новому страховщику по ОПС. Наконец, законопроект требует проводить проверку подлинности доверенности в случае поступления в ПФР заявления застрахованного лица о смене НПФ через его представителя.

Обосновывая необходимость принятия такого закона, председатель комитета по финансовому рынку Анатолий Аксаков напомнил, что при принятии федерального закона «О негосударственных пенсионных фондах» предполагалось, что граждане будут менять пенсионные фонды в исключительных случаях, поскольку в этом случае теряется инвестиционный доход. «На практике досрочные переходы, влекущие для застрахованных лиц финансовые потери, стали основной формой смены страховщика по ОПС, доля таких заявлений по состоянию на 1 июля 2019 г. составила 98%», – объясняет суть проблемы Аксаков.

На сегодняшний день участники рынка выделяют две группы посредников, которые напрямую заинтересованы в том, чтобы россияне меняли свое решение о том, кому доверить свои пенсионные накопления, чаще, чем раз в пять лет. Основными игроками посреднического рынка, против которых и направлен закон, являются банки. Причем если еще несколько лет назад банки активно предлагали своим клиентам услуги по нескольким НПФ, т. е. были мультипосредниками, то сейчас основные игроки – банковские группы, имеющие в структуре собственный НПФ. В его пользу чаще всего и оформляется перевод. Обмен зарплатной карты, получение потребкредита или ипотечного займа – любой из этих поводов для обращения в банк может сопровождаться настойчивым предложением перевести пенсионные накопления в «более выгодный» НПФ.

Вторая категория посредников, которую также рассчитывают вывести с рынка авторы законопроекта, – пенсионные брокеры и нотариусы, которые работали на несколько пенсионных фондов. Именно к их деятельности больше всего претензий, в том числе связанных с подделкой доверенностей. «Предлагаемые нормы направлены на то, чтобы устранить риски фальсификации заявлений о досрочном переходе к другому страховщику и не дать недобросовестным посредникам вводить граждан в заблуждение», – заявил Аксаков.

Что касается самих НПФ, то единого мнения о пользе законопроекта у этих участников рынка пока не сформировалось, хотя основную его ценность они увидели в прозрачном распределении ответственности. «Есть как сторонники, заинтересованные в чистоте рядов, так и противники [законопроекта]. Ряд законодателей уверены, что этот закон – единственная возможность сделать прозрачной ответственность тех участников рынка, которые принимают заявления о переводе накоплений. Отвечать за третьих лиц в принципе было невозможно», – полагает Александр Баранов, директор департамента риск-менеджмента АО «Ай кью джи управление активами».

Между тем некоторые эксперты считают, что вывод с рынка агентов НПФ может привести к тому, что их услуги будут востребованы вчерную, т. е. через сотрудников НПФ и ПФР. «Запрет на деятельность агентов должен быть сделан в другом ключе: нужен перенос ответственности на самих мошенников в рамках уголовного процесса. На данный момент потери граждан отслеживаются до копейки самими НПФ и ПФР, т. е. [при подделке документов на перевод накоплений] вернуть средства гражданам возможность есть, если те напишут заявление», – отмечает Юрий Федюкин, управляющий партнер юридической компании Enterprise Legal Solutions.

Такая практика уже имеется, сами НПФ максимально в этом заинтересованы, ведь они могут потерять лицензию и десятки миллиардов рублей из активов, указывает эксперт. При этом он видит слабое место закона в части определения достоверности нотариально заверенных подписей нотариуса. «Да, срок в один день является достаточным для проверки подлинности самой подписи нотариуса, но не людей, чье волеизъявление было выражено. Подаваемые списки граждан могут достигать тысяч человек, поэтому проверить всех будет сложно», – считает Федюкин.