ЦБ на два года ограничит инвесторам доступ к рискованным активам

Неквалифицированные инвесторы смогут работать со сложными инструментами только с 2023 года
Для успешных инвестиций требуется холодная голова, уверена Эльвира Набиуллина /Евгений Разумный / Ведомости

Банк России на полгода раньше, чем предполагалось, подготовил поправки в ряд действующих законов, которые ограничивают допуск неквалифицированных инвесторов к финансовым инструментам. Ожидается, что документ (текст имеется у «Ведомостей») успеют представить в Госдуму до конца 2020 г.

Как неоднократно заявляло руководство Банка России, цель ограничения доступа неквалифицированных инвесторов к торговле сложными финансовыми инструментами – в защите этих самых инвесторов. Это особенно важно сейчас, когда многие физические лица впервые выходят на фондовый рынок, активно переводя средства на него с банковских депозитов. О планах ЦБ запретить продавать сложные продукты неопытным игрокам глава банка Эльвира Набиуллина сообщила в Совете Федерации 8 декабря 2020 г. Регулятор выпустил рекомендации для финансовых институтов, чтобы те воздержались от подобных продаж, а теперь намеревается закрепить ограничения законом.

Новый законопроект запрещает брокерам до 31 декабря 2022 г. исполнять поручение клиента – физического лица, не являющегося квалифицированным инвестором, на приобретение бумаг, не входящих в список разрешенных. К разрешенным относятся только акции компаний из котировальных списков ЦБ, ОФЗ, облигации российских компаний с высоким рейтингом, паи открытых, биржевых и интервальных ПИФов, суверенные бонды стран ЕС или ЕАЭС, Великобритании и Ирландии, а также корпоративные облигации компаний, зарегистрированных в этих странах.

Эксперты отмечают, что, с одной стороны, этот перечень покрывает 99% потребностей рядового неквалифицированного инвестора, но с другой – может оттолкнуть некоторых начинающих инвесторов, которые идут на фондовый и срочный рынки именно за высокой доходностью. Ведь новый законопроект оставляет им (по крайней мере, на ближайшие пару лет) доступ лишь к низкорисковым и, соответственно, не слишком доходным инструментам. Доступ к структурным и инвестиционным облигациям, сделкам репо, сложным финансовым инструментам и всем производным (фьючерсам, опционам и т.д.) запрещается.

«Ограничения, предложенные ЦБ, не помешают выходу розничных инвесторов на фондовый рынок, но ограничат их доступ к защитным инструментам, к срочному биржевому рынку, а также к маржинальным сделкам», – говорит президент Национальной ассоциации участников фондового рынка (НАУФОР) Алексей Тимофеев.

В то же время Владислав Кочетков, президент – председатель правления ГК «Финам», называет новые ограничения неожиданными, нерыночными и неоправданно жесткими. «Последствия будут крайне болезненными для фондового рынка, – отмечает он. – Зато в выигрыше окажутся страховые компании, иностранные брокеры и прочие организации, которые получат дополнительные преимущества за счет искусственного ограничения конкуренции».

Проблема в том, что при прямом запрете на покупку структурных продуктов неквалифицированные инвесторы смогут приобрести их, скажем, внутри программы инвестиционного страхования жизни, что, по мнению Кочеткова, создает неравные условия для разных игроков.

Новый законопроект содержит еще одно важное изменение – перенос сроков тестирования для неквалифицированных инвесторов с апреля 2022 г. на октябрь 2021 г. Успешное прохождение тестирования – одно из условий предоставления доступа инвестору к торговле сложными инвестиционными инструментами. У экспертов этот перенос сроков вызывает вопросы, поскольку покупка почти всех финансовых инструментов, ради которых нужно проходить тестирование, все равно запрещена до конца 2022 г., указывает Тимофеев. Тем не менее НАУФОР согласна с возможностью его досрочного введения и уже готовит стандарт тестирования к принятию в марте следующего года, рассказал глава ассоциации.

Пожалуй, самое интересное новшество – изменения в закон «О Центральном банке Российской Федерации», разрешающие ЦБ блокировать заключение участниками рынка любых договоров с физическими лицами, в том числе с квалифицированными инвесторами, если регулятор сочтет, что гражданам предоставляется некачественная или неполная информация о продукте или если инвестор получает доходность меньше чем 2/3 ставки рефинансирования.

Такое расширение прав регулятора вызывает критику со стороны финансового сообщества. «Получается, что Банк России будет определять, что инвесторам нужно, а что – нет, и при этом в одностороннем порядке сможет запретить любые инструменты, которые ему не нравятся или просто не до конца понятны», – говорит Кочетков.

По его мнению, такой подход вызывает вопросы с точки зрения антимонопольного регулирования, особенно с учетом того, что Банк России планирует развивать маркетплейс, предлагающий конкурирующие продукты. Тимофеев также считает, что «полномочия Банка России ограничивать заключение договоров с любыми физическими лицами и требовать возврата им денег настолько широки, что лишают индустрию возможности нормально работать с клиентами – физическими лицами».

Другие материалы в сюжете