ФНС и Минфин разъяснили тонкости применения льгот в IT-отрасли

Это позволило снять лишь часть вопросов компаний по налогообложению в новом году
IT-индустрии пока не удается просчитать последствия от использования новых льгот /Андрей Гордеев / Ведомости

Министерство финансов и Федеральная налоговая служба (ФНС) дали разъяснения по налогообложению IT-компаний после вступления в силу послаблений и льгот, предусмотренных налоговым маневром. Речь идет о снижении ставки налога на прибыль до 3% и страховых взносов для производителей программного обеспечения до 7,6%.

Но главное – продажа программного обеспечения, включенного в реестр российских программ, освобождается от НДС. Все эти льготы вступают в силу с 1 января 2021 г. Однако получить их смогут не все компании, работающие в сфере информационных технологий.

«Указанные льготы не распространяются на операции по передаче прав на программы и базы данных, если такие права заключаются в возможности распространять рекламную информацию в сети интернет или получать доступ к такой информации, размещать предложения о приобретении и реализации товаров, искать информацию о потенциальных покупателях и продавцах, а также заключать сделки», – указывает директор департамента налогов и права Deloitte Максим Мосейков.

Предполагалось, что льготы дадут отрасли и компаниям стимулы развивать и локализовывать производство программных продуктов на территории России. Однако формулировки закона оказались настолько туманными, что компании попросили Минфин и ФНС разъяснить, кому и в каких случаях эти льготы положены. Так, закон предусматривает, что реализация «рекламных» ПО и баз данных не подпадает под новые льготы. «Разумеется, расплывчатое описание признаков «рекламного» программного обеспечения и баз данных вызвало многочисленные вопросы на тему, какие продукты не смогут применять льготу», – отмечает руководитель практики структурирования бизнеса ООО «Лемчик, Крупский и партнеры» Екатерина Соколова.

Оба ведомства откликнулись на просьбу бизнеса. «Минфин в своем письме № 03-07-07/111669 рассматривает конкретные примеры программных продуктов и отвечает на вопрос, применимы ли к ним льготы. По всей видимости, примеры относятся к конкретным продуктам и компаниям, членам ассоциаций, представителям которых удалось поучаствовать в дискуссии с Минфином и ФНС», – указывает Соколова.

В частности, Минфин объясняет, что права на льготы не имеют маркетплейсы, даже если они продают клиентам или передают по лицензии программное обеспечение, позволяющее размещать предложения о покупке и продаже товаров на данной площадке, участвовать в торгово-закупочных процедурах и заключать сделки по их итогам. «В этом случае передаваемые по лицензионному договору права, по сути, состоят в получении возможности размещать рекламную информацию и (или) предложения о приобретении товаров (работ, услуг), имущественных прав и (или) заключать сделки по таким предложениям. Таким образом, основания для применения преференций отсутствуют», – говорит Соколова.

А, например, если компании принадлежат исключительные права на программное обеспечение, обеспечивающее функционирование системы электронного документооборота и она продает лицензии на использование этой программы, она имеет право на льготу, поскольку ее программа не связана с размещением объявлений о купле-продаже, поиском потенциальных покупателей и заключением торговых сделок.

Эксперты указывают, что даже такие «неисчерпывающие» письма полезны для применения компаниями на практике. «Письмо Минфина представляет ценность, особенно с учетом примеров, поясняющих, распространяются ли льготы на отдельные виды продуктов», – считает управляющий партнер юридической компании «Генезис» Артем Денисов.

Письмо налоговой службы «О налоговом маневре в IT-отрасли» по структуре еще проще – это список 17 вопросов участников рынка с просьбой разъяснить формулировки закона или рассказать, как будут применяться новые налоговые правила в конкретных ситуациях. Но и ответов налоговой службы недостаточно для уверенного применения закона на практике. «Остается ряд неопределенных вопросов, которые волнуют IT-индустрию и не затронуты в письме», – отмечает директор департамента налогового и юридического консультирования КПМГ в России и СНГ Екатерина Бурлянд.

Например, как рассчитывать пропорции 90% субсидий, которые получают IT-компании. Но основная проблема в том, что юридический статус писем иной по сравнению с положениями закона. «Компании, деятельность которых схожа с примерами из писем Минфина и ФНС, могут ссылаться на него для обоснования своей позиции, – поясняет Бурлянд. – Однако фактические обстоятельства могут отличаться и риски разногласий при столь общих формулировках закона все равно остаются».

На практике это означает, что результаты применения налогового маневра в IT-отрасли во многом будут определяться судебной практикой. «Плохо еще и то, что при планировании монетизации конкретного продукта бизнесмен не сможет заранее получить ответ, можно ли конкретно ему пользоваться льготой», – констатирует Соколова.