Шансы на сохранение мягкой денежно-кредитной политики сохраняются

Однако это зависит не только от Банка России
Глава ЦБ Эльвира Набиуллина /Максим Стулов / Ведомости

Банк России весь 2020 год снижал ключевую ставку, пока не опустил ее до исторического минимума. В феврале ставка была снижена с 6,25 до 6%, в апреле, на старте коронакризиса, – до 5,5%. В июне был отмечен первый рекорд – 4,5%, который уже через месяц был побит: ключевая ставка снизилась до 4,25%.

Еще в начале осени эксперты говорили о возможном дальнейшем снижении ставки как минимум на 0,25 п. п., но всплеск цен на ряд продовольственных и непродовольственных товаров поставил на этих ожиданиях крест. Тем не менее ЦБ сохраняет мягкую риторику, что не исключает возможности нового снижения ставки в 2021 г.

Главным фактором неопределенности остается инфляция. Банк России обещает делать все возможное для удержания роста цен в следующем году в пределах целевого ориентира в 4%. Однако основные факторы разгона цен лежат вне зоны влияния ЦБ.

Поэтому основная тяжесть борьбы с инфляцией ложится сейчас на Минэкономразвития и Минсельхоз. Необходимые решения, направленные на сдерживание роста цен, приняты, в конечном счете они могут дать эффект. Однако проявится он только к весне, так что нового снижения ключевой ставки ЦБ (если оно вообще произойдет) вряд ли стоит ждать раньше второго полугодия 2021 г. В любом случае больше чем на 0,25 п. п. Банк России ставку не опустит, и уже точно это возможное снижение станет последним в среднесрочной перспективе.

Так, продовольственная инфляция, которая стала главным предметом беспокойства властей в последние месяцы 2020 г., мало зависит от денежной политики. Здесь сошлись сразу три фактора – плохой урожай прошедшего сезона, резкий рост мировых цен на продовольствие (вызванный в немалой степени агрессивной закупочной политикой Китая) и ослабление рубля. Очевидно, что Центробанк может влиять лишь на один из этих факторов – курс национальной валюты. И то в довольно ограниченных пределах.

Отметим, что центробанки развивающихся стран, столкнувшиеся с ростом цен и девальвацией национальных валют, уже переходят к ужесточению денежно-кредитной политики. Самый очевидный пример – Турция, центробанк которой с сентября 2020 г. в несколько шагов повысил ставку более чем вдвое – с 8,25 до 17%. Повышение ставки также ожидается в следующем году в Бразилии и ЮАР.