Цифровые деньги от «Сбера» должны появиться весной

Сберкойн может стать первым легальным цифровым финансовым активом
Сберкойн будет запущен, но регулятор может помешать ему выйти за рамки экосистемы банка /Евгений Разумный / Ведомости

«Сбер» подал заявку на регистрацию блокчейн-платформы для выпуска собственных цифровых денег, сообщил зампред правления Сбербанка Анатолий Попов, напомнив, что цифровые финансовые активы в соответствии с законом можно выпускать на зарегистрированной площадке. По его словам, по закону процедура регистрации занимает 45 дней, так что к весне в банке планируют запустить в оборот для расчетов внутри экосистемы «Сбера» собственный стейблкойн – сберкойн.

«Стейблкойн необходим для расчетов компаний по смарт-контрактам, которые реализуются на платформе блокчейна, – пояснили «Ведомостям» в пресс-службе «Сбера». – Поскольку все материальные активы на блокчейне цифровые, для проведения сделок с ними необходима цифровая валюта – стейблкойн, или токенизированный рубль».

В банке подчеркивают, что «стейблкойн не является криптовалютой», поскольку оборот криптовалют в России запрещен. «Сбер» разрабатывает не совсем криптовалюту, или цифровую валюту, а цифровой финансовый актив (ЦФА), т. е. цифровые права, включающие денежные требования, – поясняет руководитель Российского центра компетенций и анализа стандартов ОЭСР РАНХиГС при президенте РФ Антонина Левашенко. – По сути, «Сберу» следует определить в данном случае, какое право будет давать этот ЦФА. Возможно, это денежное право требования – например, обязанность «Сбера» вернуть владельцу рубли при обратном обмене ЦФА. Хотя закон ограничивает возможности покупки товаров и услуг только для цифровой валюты, вполне реально запустить такой финансовый актив, за счет которого можно проводить между держателями ЦФА транзакции, при этом сохраняя денежное требование в виде обязанности «Сбера» обменять сберкойн обратно на рубли».

Участник проекта Hyperledger Александр Яковлев тоже считает, что сберкойн нельзя считать криптовалютой. «Это скорее децентрализованная платежная система без эмиссии дополнительных денег и со 100%-ным депонированием, – указывает он. – Создание своей децентрализованной платежной системы, исключающей иные банки-посредники из взаимоотношений с контрагентами, может очень сильно упростить «Сберу» работу с международными переводами. Ведь даже в Российской Федерации любой платеж проверяется и в банке-отправителе, и в банке-получателе, что влечет дополнительные риски и добавленную стоимость, компенсирующую затраты на эти проверки».

Возможностей применения стейблкойна внутри экосистемы «Сбера» немало. «Это и возможность интеграции с финансовыми рынками, позволяющая осуществлять расчеты онлайн, что значительно быстрее текущей схемы. И возможность заменять торги на текущих площадках на протоколы обмена финансовыми инструментами, не требующие посредников, как это уже происходит на рынке криптовалют, где все больший объем торгов идет не через торговые площадки, а через протоколы типа Uniswap и 0х. Плюс снижение необходимого документооборота и многое другое», – перечисляет Яковлев.

Однако планам «Сбера» по запуску собственной цифровой валюты может помешать регулятор. «С учетом отсутствия на текущий момент сложившейся практики и соответствующей правовой базы велик риск получения замечаний, которые потребуют доработки заявки и отправки ее на второй круг согласования Банком России», – считает коммерческий директор Waves Enterprise Игорь Кузьмичев.

В конце концов, по мнению экспертов, сберкойн все же будет запущен, но вряд ли выйдет за рамки экосистемы банка. «С учетом планов Банка России по выпуску цифрового рубля, скорее всего, внутренние банковские токены останутся эффективным инструментом внутри банковских экосистем, но им будет сложно подняться на национальный уровень взаиморасчетов, – считает Кузьмичев. – С другой стороны, «Сбер» сформировал крупнейшую в стране экосистему, давно вышедшую за пределы финансовой сферы, поэтому с точки зрения объемов платежей токены «Сбера» могут составить цифровому рублю вполне серьезную конкуренцию».