В банковском секторе больше нет дефицита ликвидности

Но риски возникновения системного кризиса сохраняются, предупреждают эксперты
Ранее глава Банка России Эльвира Набиуллина отмечала, что «банковский сектор здоров и устойчив» /Максим Стулов / Ведомости

В феврале банковский сектор вернулся к устойчивому профициту ликвидности, сообщил Банк России. «Временное увеличение структурного дефицита ликвидности в январе было связано с оттоком бюджетных средств и запаздывающим выполнением усреднения обязательных резервов банками.

Однако с начала февраля приток средств в банки возобновился, и к середине месяца банковский сектор вернулся к устойчивому профициту ликвидности», – отмечается в очередном выпуске информационно-аналитического комментария ЦБ «Ликвидность банковского сектора и финансовые рынки». Регулятор ожидает, что в ближайшие месяцы эта ситуация сохранится, а профицит продолжит увеличиваться.

Ранее глава Банка России Эльвира Набиуллина отмечала, что «банковский сектор здоров и устойчив». Независимые эксперты оптимизм регулятора разделяют, однако считают, что риски для банковской системы пока сохраняются.

Во время пандемии была оказана масштабная финансовая поддержка людям и компаниям в виде льготных кредитов и реструктуризации займов, и от того, смогут ли они расплатиться по долгам, зависит вероятность возникновения банковского кризиса в течение года. «Текущее положение банковского сектора кажется достаточно устойчивым – довольно высокая прибыльность, стабильный уровень капитализации, отсутствие ухудшения общего качества кредитного портфеля», – говорит руководитель направления анализа денежно-кредитной политики и банковского сектора ЦМАКП Олег Солнцев.

Тем не менее, по словам экономиста, сводный опережающий индикатор (СОИ) возникновения системного банковского кризиса с начала сентября указывает на высокую вероятность такого события в 2021 г. Причем этот сигнал становится все громче: на начало января значение СОИ составило 0,124 против 0,114 на начало декабря. Критический порог индикатора, преодоление которого означает высокую вероятность кризиса, находится существенно ниже – на уровне 0,098.

«Простой подсчет показывает, что если в результате предстоящей отмены послаблений по учету качества кредитного портфеля доля в нем проблемных и безнадежных ссуд возрастет на 1,5 процентного пункта (что близко к показателям кризиса 2015 г.), а еще 2–3 п. п.дадут невозвраты по ранее реструктурированным ссудам, то совокупная прибыль банковского сектора за 2021 г. окажется близкой к нулю, – рассуждает Солнцев. – При таких показателях по банковской системе в целом значительная часть частных банков станет убыточной и декапитализированной».

5,7 трлн руб.

таким запасом капитала обладает банковский сектор

Основных факторов, которые обусловили ухудшение значений СОИ банковского кризиса, три. Во-первых, в начале текущего года снизилась обеспеченность банков абсолютно ликвидными рублевыми активами (с поправкой на сезонность). Во-вторых, в стране сохраняется все еще высокий уровень безработицы. Безработица – важнейший фундаментальный фактор, ограничивающий платежеспособность заемщиков – физических лиц, а также усиливающий склонность частных вкладчиков к банковской панике.

В-третьих, продолжающееся сокращение объемов производства приводит к уменьшению доходов потенциальных заемщиков и клиентов банков. К середине февраля ситуация с банковской ликвидностью в значительной мере уже выправилась. Что касается двух других факторов, то здесь столь оперативной статистики нет, но понятно, что эти показатели существенно более инертны и картина вряд ли радикально улучшилась, отмечает эксперт.

Опасения Солнцева разделяет и сотрудник Института исследований и экспертизы ВЭБа Наталья Шварева. «Основные риски для банковской системы связаны с неизбежным окончанием регуляторных послаблений по формированию резервов при реструктуризации кредитов в рамках антикризисной поддержки заемщиков-физлиц, предприятий особо пострадавших в кризис отраслей, малого и среднего бизнеса», – говорит она. Общий объем реструктурированных кредитов составляет порядка 6,6 трлн руб., или более 11% кредитного портфеля банков. По мере отмены регуляторных послаблений вырастет нагрузка на капитал банков.

«По данным Банка России, в целом банковский сектор обладает значительным запасом капитала – 5,7 трлн руб. на конец прошлого года. Однако распределен этот запас среди банков неравномерно, и отмена регуляторных послаблений может ухудшить финансовую стабильность некрупных банков и привести к очередному сокращению количества кредитных организаций в России», – предупреждает Шварева.

Преподаватель кафедры финансовых дисциплин Высшей школы управления финансами Анатолий Гожий не склонен драматизировать ситуацию. «В ближайшие годы банковскому сектору российской экономики кризис не грозит, – уверен он.

Залогом этого является как наметившаяся тенденция к росту отечественной экономики, что является гарантией качества банковских активов, так и небольшое количество сохранившихся на рынке кредитных учреждений (на начало 2021 г. их было 406, в том числе 366 банков), что значительно упрощает контроль за их деятельностью со стороны ЦБ РФ».

Также, по словам Гожего, в условиях пандемии банки пересмотрели свои подходы к формированию кредитных портфелей, ужесточая требования к заемщикам, осуществляя реструктуризацию ссуд и предъявляя дополнительные требования к обеспеченности займов. «Ограничения коснулись не только потребительских кредитов, но и займов бизнесу. При недостаточных гарантиях возврата даже действующие кредитные линии сворачивались. А это значит, что качество кредитного портфеля банков существенно возросло», – подчеркивает эксперт.