Упрощенный налоговый режим для владельцев КИК не стал массовым

В ФНС поступило всего 260 заявлений на переход к уплате налога по фиксированной ставке
Новые правила налогообложения КИКов уже помогли ФНС увеличить поступления в бюджет / Евгений Разумный / Ведомости

1 февраля 2021 г. налоговая служба закончила принимать заявления на переход к упрощенному режиму налогообложения от владельцев контролируемых иностранных компаний (КИК). По нему полученная прибыль в целях НДФЛ фиксируется на три и пять лет в размере 38,46 млн руб. по итогам 2020 г. и 34 млн руб. на последующие налоговые периоды.

Соответствующие поправки были внесены в Налоговый кодекс в конце прошлого года. «Сжатые сроки представления первых уведомлений не повлияли на востребованность нового режима, – рассказали «Ведомостям» в пресс-службе ФНС России. – Уже в 2021 г. более 260 физических лиц уплатят НДФЛ в отношении имеющихся у них КИК по упрощенным правилам».

Эти налогоплательщики взяли на себя обязательство платить фиксированную ставку налога на свои КИК в течение трех лет, что принесет бюджету порядка 1,3 млрд руб. ежегодно. И это существенный прогресс. «По данным ФНС за 2019 г., общие поступления в бюджет от налога на прибыль КИК составили всего 4 млрд руб., причем до 3/4 всех выплат НДФЛ с прибыли КИК за январь – сентябрь 2019 г. были уплачены одним налогоплательщиком», – напоминает заместитель руководителя практики «Международное право и налоги», компания «Лемчик, Крупский и партнеры» Антон Тарунтаев.

Новый налоговый режим выглядит привлекательным для многих владельцев КИК, отмечают эксперты. «Помимо собственно снижения налога привлекает также простота отчетности – она минимальна, – рассказал партнер PwC в России Михаил Филинов. – Не переходят на режим те, чьи КИК малы (и прибыль не облагается, так как она не превышает 10 млн руб.), и те, у кого прибыль КИК по какой-либо причине освобождена от налога – чаще всего это активные компании. Например, если мой КИК – отель или завод, то налог платить не нужно».

Новый режим привлекает в первую очередь тех владельцев КИК, которые не получают по ним дивиденды, отмечают эксперты. «Он может быть особенно привлекателен для тех, кто активно инвестирует за рубежом, в том числе осуществляет пассивные операции (а именно доходы от таких операций попадают под действие правил КИК в первую очередь), но при этом не планирует выплачивать дивиденды в Россию. Ведь в этом случае все налоговые затраты в России составят 5 млн руб.», – поясняет партнер департамента налогов и права Deloitte Наталья Кузнецова.

4 млрд руб.

составили общие поступления в бюджет от налога на прибыль КИК за 2019 г.

«В целом концепция КИК как в рамках своего основного формата, так и в рамках паушального формата имеет большой потенциал для российского бюджета, – считает Тарунтаев. – Очевидно, что при повышении эффективности налогового администрирования существует возможность существенного повышения поступлений в бюджет от налогов с прибыли КИК. Ведь, хотя точное количество налогоплательщиков в части КИК определить сложно, представляется, что сейчас их около 10 000, а количество КИК превышает 20 000».

Правда, у нового налогового режима есть и свои риски. Так, потенциальным плательщикам налога приходится рассчитывать вероятный размер прибыли в следующие как минимум три года. Кроме того, плательщики не могут применять льготы по освобождению прибыли КИК от налогообложения по критериям «активная иностранная компания», «высокая эффективная средневзвешенная ставка налогообложения в юрисдикции КИК». Также нельзя будет зачесть убытки прошлых лет и уменьшить фиксированный налог на налоги, перечисленные КИК за рубежом, отмечает Тарунтаев.

«Иногда лучше заплатить налог на КИК, чем освободиться от него, уплатив 5 млн, – констатирует Филинов. – Например, если у кого-то есть финансовая компания на Кипре, которая выдает займы и получает проценты, она облагается на Кипре по ставке 12,5%. В отношении этой компании иногда лучше заплатить налог – он будет невелик, доплате в России подлежит только разница между российскими 15% и кипрскими 12,5%, зато потом дивиденды, полученные российским владельцем от этой кипрской компании, будут освобождены от налога. А если заплатить 5 млн, то налога на КИК не будет, но в будущем налог на дивиденды составит 15% и надо будет доплатить их целиком, а не разницу с кипрской ставкой». Поэтому некоторым клиентам, чьи КИК находятся в странах, где налог составляет 10–15%, эксперты не рекомендуют переходить на новый режим.

«В большинстве случаев для среднестатистического налогоплательщика, владеющего КИК, переход на уплату налога с фиксированного размера прибыли КИК – это скорее авантюрное и экономически рискованное решение, – считает Тарунтаев. – Вероятность того, что рядовой налогоплательщик от этого выиграет, очень низка». В итоге новый режим оказался не столь привлекателен, как это следовало из предложений президента Владимира Путина в июне 2020 г. «Он может заинтересовать владельцев большого количества убыточных КИК, которые не обязаны составлять финансовую отчетность, например владеющих недвижимым имуществом, используемым только для частного пользования владельцем и членами семьи», – отмечает партнер КПМГ в России и СНГ Донат Подниек.

«В любом случае, чтобы преимущества уплаты налога с КИК в рамках фиксированного платежа или при использовании стандартного подхода не оказались миражом, необходимо отталкиваться от реальной экономической роли КИК в структуре владения и операций, в частности действительно ли КИК выполняет активные функции, а также учитывать иностранные налоговые последствия», – предупреждает партнер налоговой практики МЭФ PKF Геннадий ­Тимоничев.