ООН предупреждает о возможности глобального продовольственного кризиса

Мировая продовольственная система никогда не сталкивалась с таким количеством угроз
Конъюнктура мировых рынков продовольствия и динамика курса рубля оказывают существенное влияние на продовольственную инфляцию в России /Евгений Разумный / Ведомости

Пандемия COVID-19 усугубила и без того разрушительные системные риски для мировой продовольственной системы, заявила в своем новом докладе Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН (ФАО). Среднегодовое число бедствий – природных пожаров, экстремальных погодных явлений, нашествий вредителей и др. – сегодня более чем в 3 раза выше, чем в 1970-е и 1980-е гг. Причем на сельское хозяйство приходится 63% ущерба от этих катаклизмов, подсчитали эксперты ФАО.

Российские эксперты относятся к таким заявлениям спокойно. «Какие бы ни были кризисы – экологические, экономические, санитарные, военные, – ООН всегда говорит, что будет тяжелая ситуация с продовольствием в мире, – замечает директор Центра конъюнктурных исследований НИУ ВШЭ Георгий Остапкович. – Таким образом они выбивают деньги у развитых стран для беднейших государств».

Россия к проблемным странам в плане продовольствия не относится. «Наша страна за последние 20 лет совершила рывок в развитии аграрного сектора и сегодня не только полностью обеспечивает себя основными продовольственными товарами, но и является значимым игроком на экспортном рынке», – отмечает управляющий директор отдела отраслевой экспертизы «Открытие Research» Дмитрий Берестнев.

Тем не менее конъюнктура мировых рынков продовольствия и динамика курса рубля оказывают существенное влияние на продовольственную инфляцию в России. «Так, рост в 2020 г. мировых котировок зерновых культур вместе с ослаблением рубля привел к повышению средней за год цены на пшеницу в РФ на 19% г/г до 12 200 руб./т без НДС и закономерному росту цен производителей на муку (+8% г/г), потребительских цен на макаронные изделия и хлеб (вермишель на полке к январю 2021 г. подорожала на 15% г/г, хлеб – на 8% г/г)», – говорит Берестнев.

Правительственные меры в виде экспортной квоты и пошлин для зерна уже снижают внутренние цены на зерно: цена пшеницы 3-го класса, по расчетам «Открытие Research», в ЦФО снизится во второй половине 2021 г. на 15–20% по сравнению с пиковыми значениями конца 2020 г. Однако это может негативно сказаться на развитии сектора растениеводства. По мнению Берестнева, положительный эффект от мер государства будет зависеть от предсказуемости будущих шагов правительства.

«Как показала ситуация с ручным регулированием цен на некоторые продукты, это спровоцировало рост цен на другие, а также заставило пересматривать продавцов и производителей привычные цепочки поставок, – отмечает член генерального совета «Деловой России» Алим Бишенов. – По факту ручное сдерживание не решает проблемы доступности товаров, а приводит к их точечному дефициту и удорожанию других».

Своевременные ограничительные меры могут быть эффективны, но только не ограничение потребительских цен, реализованное российским правительством, согласен партнер консалтинговой компании Rights Business Standard Павел Русецкий. «Настолько прямолинейное вмешательство в рыночные механизмы без системного подхода приведет к косвенной инфляции и дефициту товаров», – говорит он.

Продовольственной инфляции не удастся избежать ни одной стране в мире, уверен Остапкович. «Все страны начали минимизировать потери от коронавирусного кризиса вливанием денег, – объясняет он. – А когда увеличивается масса денег, всегда в первую очередь дорожают продукты питания». По его прогнозу, продовольственная инфляция в этом году будет около 6,5%. Но обязательно несколько продуктов подорожают на 10–20%, а то и на 30%.