Москва стала лидером среди мировых столиц по уровню занятости населения

Работодатели в кризис предпочитали сокращать зарплаты, не прибегая к массовым увольнениям
Уровень безработицы в 2020 г. в Москве и стране в целом оказался ниже показателей в других странах /Максим Стулов / Ведомости

Согласно результатам исследования международной группы Euromonitor, уровень занятости в Москве по итогам 2020 г. составил 79,9% – это лучший показатель среди мировых столиц. В тройку лидеров также вошли Лондон (78,4%) и Пекин (78,2%). Уровень безработицы, по данным Euromonitor, в прошлом году в Москве составил 2,5%. Лучший результат был отмечен только в Пекине (1,4%). В других столицах показатель безработицы превысил московский от 2 до 7 раз. Так, в Дели он составил чуть выше 3%, в Токио – 3,8%, в Париже – 7,6%, в Нью-Йорке – 8,8%, в Стамбуле – 17,5%.

Избежать значительного роста безработицы в период пандемии удалось благодаря взвешенному подходу к введению ограничительных мер и программам поддержки городского бизнеса общим объемом около 90 млрд руб., убежден заммэра Москвы по вопросам экономической политики и имущественно-земельных отношений Владимир Ефимов. «По сравнению с докризисным значением в 2020 г. уровень безработицы в столице России увеличился всего на 0,3%», – подчеркнул он.

«Шок на рынке труда в целом по стране оказался значительно более слабым, чем прогнозировалось в начале пандемии, и меньшим, чем в ряде развитых стран, – отмечает ведущий эксперт ЦМАКП Екатерина Сабельникова. – Избежать роста безработицы российским компаниям удалось за счет корректировки заработной платы и изменений условий труда, а не сокращения количества занятых, ведь сохранение кадрового ядра в условиях дефицита квалифицированного персонала по целому ряду специальностей объективно является для компаний важнейшей основой для развития после кризисного шока».

В том, что уровень безработицы в Москве и в стране в целом оказался ниже показателей в других странах, ничего удивительного нет, считает руководитель направления «Экономика и социальное развитие» ЦСР Виктория Павлюшина. «Жесткий локдаун был коротким, работодатели действовали по традиционному сценарию: переводили работников на неполный рабочий день или сокращенную рабочую неделю, отправляли в отпуск за свой счет, – подтверждает она. – Это позволило сохранить работу жителям города, однако их заработная плата сократилась по сравнению с «нормальным» уровнем на 7–10%». Она также подчеркивает, что федеральные и региональные меры поддержки бизнеса в 2020 г., в частности беспроцентные кредиты на зарплату сотрудников, поддержали предприятия и позволили им сохранить своих сотрудников.

Впрочем, в рекрутинговом агентстве Superjob оптимизма чиновников и экономистов не разделяют. По данным опросов кадрового агентства, безработных сегодня в 4 раза больше, чем сообщают данные официальной статистики. «Среди граждан, не имеющих работы, состоят на учете в центре занятости как безработные 25%, не состоят 75%. Причем подобное распределение характерно и для столицы, и для страны в целом», – заявили «Ведомостям» в рекрутинговой компании.

«Самым показательным итогом 2020 г. является сверхадаптивность современного российского рынка труда к экономической ситуации, – отмечают рекрутеры.– Во время первой волны COVID-19 мы видели, как активность бизнеса в апреле упала до минимальных значений (42–43% от среднерыночной активности в аналогичные периоды прошлых лет), в июне наблюдали резкий рост до 74–75%, в конце августа активность на рынке труда на 6–7% превышала аналогичные показатели прошлых лет, а в первую неделю апреля 2021 г. уже на четверть выше, чем в 2017–2019 гг.». При этом из-за кризиса компании пересматривали бюджеты: компенсационные пакеты похудели, практически все виды льгот персоналу стали предоставлять реже. Однако программы обучения компании сохраняли.

Мало того, конкуренция за квалифицированные кадры в прошлом году усилилась, и, чтобы сохранить штат и привлечь опытных специалистов, работодатели повышали зарплаты и выплачивали премии. Так, по оценкам Superjob, в Москве в номинальном выражении за год повысились зарплаты в сфере информационных технологий (на 14,6%), в строительстве (на 9,1%), в HR-сфере (на 7,8%), в банковской сфере (на 6,9%), в сфере маркетинга, рекламы и PR (на 6,6%).

С выводами Superjob соглашается и директор Института экономики роста им. П. А. Столыпина, советник уполномоченного при президенте РФ по защите прав предпринимателей Антон Свириденко. «Уже к концу апреля прошлого года половина пострадавших компаний проявили настолько гибкий подход, что избавились от половины своего штата, который был нанят на гибких условиях, – отмечает он. – Однако адекватной статистики по рынку труда нет, так что точно говорить о том, что здесь происходит, сложно».

Генеральный директор Enterprise Legal Solutions Юрий Федюкин отмечает, что меры снижения нагрузки на фонд оплаты труда зависели от категории бизнеса. «Микробизнес в первую волну был вынужден сокращать персонал при урезании оставшимся сотрудникам заработной платы, – указывает он. – Средний и малый бизнес шли по пути либо такого же сокращения штата и корректировки зарплат, либо экстренной переориентации бизнеса с последствиями для сотрудников в виде отказа от части социальных обязательств работодателя. При этом уход бизнеса в тень также не исключался, так как речь шла о выживании». По его мнению, по пути сокращений не пошел только крупный бизнес, который мог рассчитывать на господдержку – льготные кредиты на зарплату и разные отсрочки. Но при этом значительно урезалась зарплата – так, одно крупное адвокатское бюро снизило зарплату сотрудникам секретариата более чем на 50% и эта цифра до сих пор не пересмотрена, рассказывает Федюкин.

Кроме того, сокращался рабочий день и осуществлялся по возможности переход на удаленку, что многие использовали как повод для снижения зарплаты. «Что же касается сотрудников из руководящего состава или топ-менеджмента, то наиболее распространенная практика, применяемая большинством работодателей, – сокращение заработной платы на 20–30% (это могло быть в совокупности с полной отменой бонусов и прочих стимулирующих мер), отказ от 13-й зарплаты и уход от индексации заработной платы в принципе», – говорит юрист.

Он считает, что в настоящее время бизнес исправляется и входит в доковидное русло: от кризисных мер снижения фонда оплаты труда компании постепенно отказываются. «Разумеется, доходы россиян пока не могут расти в силу высокой инфляции и восстановительного процесса, в котором сейчас находится преимущественное число предприятий и бизнеса, но в целом можно ожидать, что ситуация сейчас выглядит гораздо лучше, чем год и полгода назад», – резюмирует Федюкин.