Экономика восстанавливается быстрее ожиданий правительства

Минэкономразвития ожидает возвращения к доковидным показателям уже в этом году
Эксперты считают ожидания МЭР относительно темпов роста экономики реалистичными и даже избыточно консервативными /Артем Геодакян / ТАСС

Российская экономика способна достичь докризисных уровней уже к концу 2021 г., утверждается в сценарных условиях социально-экономического развития страны, которые подготовило Минэкономразвития (МЭР). По итогам текущего года МЭР ожидает роста ВВП на 2,9 п. п. и прироста инвестиций на 3,3% по сравнению с прошлым годом.

Этому будет способствовать в первую очередь высокая среднегодовая цена на нефть (прогноз цены повышен на $15 до $60,3 за баррель Urals). Как отмечают в МЭР, восстановление цен на нефть происходит быстрее, чем ожидалось: они уже практически вернулись на допандемические уровни, что можно считать главным результатом соглашения ОПЕК+.

Вторым важным фактором роста экономики станет активизация розничной торговли – МЭР ожидает роста ее оборота за этот год на 5,1%. «Прошлогодние выплаты населению не оказали негативного влияния на экономику, а, напротив, поддержали внутренний спрос», – указывает директор Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Александр Широв.

Инфляция за год должна замедлиться до 4,3%. «Мы достаточно серьезно оцениваем последствия ультрамягкой денежно-кредитной политики со стороны мировых центробанков и вынуждены закладывать этот фактор в долгосрочные тренды, – поясняют в МЭР. – Равно как наши демпферные механизмы: мы исходим из того, что, пока продолжается рост цен на мировых рынках, наши демпферные механизмы будут работать. Это тоже заложено в прогноз». Эффект от принятых мер по сдерживанию роста цен в ведомстве оценивают в 0,3 п. п. – т. е. без них годовая инфляция снизилась бы лишь до 4,5–4,6%. Возвращения инфляции на целевой уровень Банка России (4%) в МЭР ожидают в следующем году.

$60,3

до такой суммы подорожает среднегодовая цена на нефть за баррель Urals, по прогнозу Минэкономразвития

Эксперты считают ожидания МЭР относительно темпов роста экономики реалистичными и даже избыточно консервативными, поскольку международные финансовые организации оценивают наши перспективы оптимистичнее. «В апрельском прогнозе эксперты МВФ существенно улучшили прогноз темпов восстановления российского ВВП в 2021 г. – на 0,8 п. п. до 3,8%», – напоминает руководитель центра инвестиционного анализа и макроэкономических исследований ЦСР Даниил Наметкин.

«Мы тоже считаем, что по итогам года ВВП может достичь более высокого уровня и при определенных условиях рост может достичь 4%, – говорит Широв. – Этому будут способствовать внешние факторы – ускорение роста экономики США и Китая до 5–6%».

Впрочем, консерватизм МЭР может оказаться оправданным в случае новых волн пандемии. «В случае дальнейшего ухудшения эпидемической ситуации в мире можно ожидать усиления волатильности на мировых энергетических рынках, что неизбежно найдет отражение в показателях экономики и бюджетной системы России, – отмечает Наметкин. – Наличие таких рисков выступает в роли ограничивающего фактора для роста долгосрочных инвестиций».

«Есть риск нереализации оптимистичных прогнозов из-за сокращения мер поддержки правительства и нежелания бизнеса инвестировать, – добавляет Широв. – Сейчас важно дозагрузить промышленные мощности до уровня 2013 г. От того, удастся ли это сделать, будет зависеть исполнение прогноза по росту инвестиций на 3,3% в этом году».

А вот прогноз МЭР по инфляции кажется экспертам слишком оптимистичным. «Инфляция в измерении декабрь к декабрю в 2021 г. все же окажется несколько выше 4,3%, на данный момент мы ждем цифр ближе к 4,6–4,7%, – говорит директор группы суверенных рейтингов и макроэкономического анализа АКРА Дмитрий Куликов. – Всплеск цен начала года оказался несколько более длительным, чем казалось еще в марте. В последующие годы она будет ближе к 4%, и возможны продолжительные периоды дезинфляционного давления. Хотя мировая инфляция может преподнести какие-то сюрпризы».

Эксперты напоминают, что помимо конъюнктурных факторов темпы восстановления экономики в значительной мере будут зависеть от денежно-кредитной и фискальной политики. «Реальный сектор понес существенные потери из-за последствий коронавируса и по-прежнему нуждается в доступных инвестиционных ресурсах, направленных на достижение национальной цели по реальному росту инвестиций в основной капитал к 2030 г., – считает Наметкин. – В этих условиях высока роль стабильности долгосрочных процентных ставок по кредитам на приемлемых для бизнеса уровнях».

При этом в российской экономике сохраняется ряд структурных ограничений, препятствующих более значительным темпам восстановления ВВП. В первую очередь это низкая производительность труда и большая зависимость от высокотехнологичного импорта. «Основной целью социально-экономического развития должна стать качественная трансформация национальной экономики, подразумевающая стимулирование локального выпуска высокотехнологичных производств в целях постепенного замещения импорта и открытия новых рабочих мест, – полагает Наметкин. – Это будет способствовать долгосрочной стабильности в отличие от краткосрочного ускорения темпов прироста ВВП».