«Сбериндекс» зафиксировал полное восстановление общепита после пандемии

Рынок и эксперты воздержались от позитивных выводов
«Сбериндекс» зафиксировал полное восстановление общепита после пандемии /Евгений Разумный / Ведомости

Индекс потребительской активности в последнюю неделю вернулся к максимумам года (75,1 пункта), а расходы россиян оказались на 6,3% выше уровней последних допандемийных недель, отмечает аналитический портал Сбербанка.

Авторы наблюдений впервые с начала пандемии не зафиксировали в отрасли статистически значимого падения. Темпы роста относительно допандемийного периода составили 6,3%, причем такие показатели наблюдаются весь последний месяц, за исключением недели между майскими праздниками (дополнительные нерабочие дни). «Можно говорить, что потребительский спрос стабилизировался на новом равновесном уровне. Вторую неделю подряд объем трат в секторе услуг растет к значениям начала 2020 г. (+2,2% с корректировкой на сезонность)», – отмечают аналитики «Сбериндекса».

На прошедшей неделе они зафиксировали знаковое событие: полное восстановление трат в общепите. «По нашим оценкам, изменение к периоду 1.02–15.03 2020 г. составило 0,3% (с корректировкой на сезонность). Отсутствие статистически значимого падения мы фиксируем впервые с начала пандемии», – отметили эксперты «Сбериндекса». Индекс потребительской активности также вернулся к максимумам года и составил 75,1 пункта.

Несмотря на уверенный рост в цифрах, из заявлений о восстановлении трат в общепите эксперты сделали далеко не позитивные выводы, посоветовав в первую очередь правильно оценить причины такой динамики и соотнести ее с другими показателями. В прошлом году на фоне пандемии коронавируса Росстат зафиксировал падение оборота общепита в России на 20,7% по сравнению с 2019 г. – до 1,35 трлн руб. Положительная динамика в 3,1% была зафиксирована лишь в I квартале, а после объявления локдауна поквартальное снижение составило 49,7, 18,3 и 16,9%.

Олег Богданов, ведущий аналитик QBF, допускает, что валовые показатели этой весны сравнялись с доковидными цифрами. При этом если учитывать официальную инфляцию в 5,5%, то получается, что выросло и количество потребляемых россиянами продуктов.

«Однако официальная статистика Росстата практически не учитывает импортную составляющую продовольственной корзины, которая в крупных городах у потребителей занимает гораздо большую долю, чем в целом по России. А вот тут цены выросли точно не на 5,5%, а гораздо больше. Поэтому я бы не говорил о восстановлении количественных объемов потребления, а только о росте валового объема потребления в рублях», – говорит эксперт. Кроме того, Богданов делает акцент на то, что предпочтения россиян зависят от уровня благосостояния. «У обеспеченного населения смещение после пандемии произошло в сторону товаров длительного пользования, а вот бедные слои все больше думают о еде», – подчеркнул спикер.

Президент Национального института системных исследований проблем предпринимательства Владимир Буев посоветовал оценить результаты исследования «Сбериндекса» в призме трех других важных факторов. «С одной стороны, мы наглядно увидели резкий скачок инфляции, который признает даже официальная статистика. С другой – нужно обратить внимание на статистику ЦБ, которая красноречиво говорит о том, что уровень депозитных накоплений россиян существенно снизился. И это сложно объяснить только тем, что люди начали искать более доходные способы сохранения сбережений. Все намного проще – люди живут и поддерживают привычное потребление за счет сбережений. А это пир во время чумы, потому что рано или поздно сбережения кончатся», – говорит Буев.

Помимо этого эксперт обратил внимание на то, что выводы не очень вяжутся с данными Росстата, по которым доходы россиян третий год подряд падают. «Это не значит, что люди стали лучше жить. Возможно, есть некий рост из-за начала отпускного периода, когда люди традиционно больше тратят. Для более объективных выводов нужно сравнивать все же не недельные, а более долговременные периоды», – считает Буев.

Не спешит говорить о восстановлении объемов потребления и Николай Переславский, сотрудник департамента экономических и финансовых исследований CMS Institute. Повышение расходов на 6,3%, зафиксированное «Сбериндексом», он также склонен списать на инфляцию.

«На текущий момент ситуация такова, что население получает меньший объем товаров и услуг за те же деньги, что и в 2020 г. Но при этом статистика по общепиту может быть некорректной – очень много заведений полностью перешло на наличный расчет, так что здесь возможны некоторые расхождения. Но в целом говорить о восстановлении спроса пока рано – представляется, что он ниже на 10–15%, чем до пандемии», – считает эксперт. Главным постпандемийным трендом среди потребителей он называет экономию и осторожные попытки создать хотя бы небольшую, с учетом падения реальных доходов, финансовую подушку.

«Траты на сферу услуг и развлечений будут восстанавливаться еще как минимум год, а на туризм, учитывая рост цен на гостиницы и авиаперелеты, – года два-три. Причем предприниматели тоже стали в некоторой степени заложниками ситуации – расходная часть бизнеса увеличилась, нужно компенсировать потери от пандемии», – отмечает Переславский.

Соглашаясь с Переславским, не спешат говорить о полном восстановлении отрасли и представители общепита. Основатель сетей общепита «Сушивесла» и «Блинбери» почти в 30 российских городах Евгений Купко утверждает, что выводы аналитиков о восстановлении допандемийного спроса, мягко говоря, не совсем совпадают с реальностью.

«Мне сложно комментировать, не понимая методологию этого исследования, но мы у себя в бизнесе видим, что количество чеков на точке не растет. Мы прирастаем количеством чеков только за счет новых открытий. Как твердо стоящая на ногах сеть, просто можем себе позволить занимать нишу уходящих с рынка игроков и прирастаем в новых локациях», – поясняет Купко. По словам бизнесмена, за время пандемии они три раза поднимали цены, в результате чего ценник подрос в среднем на 20%, но средний чек при этом вырос всего на 10%. «Это означает, что люди просто начали экономить: вместо двух-трех позиций в чеке оставляют одну-две. Выбирают самые недорогие позиции, а вместо сытных блинов выбирают без начинки. О каком восстановлении спроса может идти речь?» – говорит Купко.

Еще один момент, на который обращает внимание предприниматель, касается причины роста цен. «Если до пандемии мне были понятны отчеты коллег, занимающихся закупками, то сейчас они нередко являются полной неожиданностью. Я могу понять, если дорожает импортное сырье из-за роста курсовой разницы или таможенных пошлин. Но понять, как и почему за месяц на 30% дорожает наше отечественное растительное масло, я не могу», – возмущается Купко, напоминая, что при этом потребитель за время пандемии не стал зарабатывать в два раза больше.

Правку на инфляцию советуют делать и финансовые аналитики, которые отмечают инфляционный рост цен как в сегменте общепита, так и во всех других сегментах – как потребительских, так и b2b. «Соответственно, говорить о полном восстановлении сектора общепита, как и смежных с ним, пока еще преждевременно, но он уже определенно встал на ноги. Если в ближайшее время не последует каких-либо дополнительных ограничений со стороны контролирующих органов, то эти сегменты где-то восстановятся в полной мере, а где-то адаптируются к новым условиям, но немного на других уровнях», – считает Алексей Матюхов, управляющий партнер BMS Group. При этом эксперт не видит предпосылок для того, чтобы рост цен стабилизировался до конца года.

Анастасия Ускова, генеральный директор платформы «Рокет ворк», оценивая ситуацию в общепите, напомнила, что именно в нем расходы россиян просели в пандемию сильнее всего. «Теперь, в силу эпидемиологических послаблений, расходы на общепит восстановились. Однако это в цене, а не в оборотах. Люди в довольно существенной массе продолжают заказывать еду домой, готовить сами из заказываемых же продуктов. Сфера доставки, курьерские службы – вот что выросло и в цене, и в оборотах», – отмечает Ускова.