Минэкономразвития оценило эффект моратория на банкротства

Мораторий помог остановить панику на рынке, но за время его действия многие недобросовестные должники «бросили» компании, отмечают эксперты
За время действия моратория на банкротства выросло количество «брошенных» компаний, когда владельцы просто бросают бизнес, рассчитывая, что фирму ликвидируют в административном порядке сами налоговые органы / Евгений Разумный / Ведомости

Прогнозы о волне банкротств после окончания моратория не сбылись – статистика доказывает эффективность этой меры поддержки, заявил «Ведомостям» заместитель министра экономического развития Илья Торосов. После восстановления экономической активности произошел небольшой рост банкротств, но сравнение более сопоставимых данных 2021 и 2019 гг. доказывает, что увеличения количества процедур банкротства не произошло, отметил замминистра.

Во время первого этапа моратория от него отказалось немногим менее 900 организаций и ИП, после продления – почти вполовину меньше, отметил Торосов. «Было важно соблюсти баланс – «не передержать» мораторий, так как он также влияет и на контрагентов подмораторных организаций, которые могли недополучать удовлетворение своих требований во время моратория», – подчеркнул он.

Ранее Банк России также положительно оценил эффект этой меры поддержки. Мораторий на банкротства не только сыграл роль буфера, но и дал компаниям «полосу разгона» после снятия основной части ограничений, отмечается в докладе ЦБ о денежно-кредитной политике: «Введение моратория позволило в значительной мере сдержать волну банкротств в корпоративном секторе российской экономики в период действия противоэпидемических ограничений, в первую очередь режима самоизоляции».

В январе – августе 2021 г. объявлено 6519 конкурсных производств – на 1% меньше, чем в аналогичном периоде прошлого года, приводил наиболее актуальные данные на конференции «Ведомостей» 7 сентября руководитель Федресурса Алексей Юхнин. Снижение по сравнению с аналогичным периодом в допандемийном 2019 году составило 19,7%.

Количество и качество лотов на торгах, по данным Федресурса, продолжило расти. Во II квартале 2021 г. выставлено на 27% больше лотов, чем годом ранее. При этом количество успешных процедур увеличилось на 38%. Число участников торгов выросло на 67%, а в целом за первое полугодие 2021 г. – на 75% по сравнению с первой половиной 2020 г. Стоимость реализованного имущества за первое полугодие 2021 г. возросла в 3,6 раза по сравнению с таким же периодом 2020 г. Средняя цена продажи по успешным лотам во II квартале увеличилась в 3,2 раза ко II кварталу 2020 г.

Многие эксперты прогнозировали волну банкротств сразу по окончании моратория. По их мнению, мера была введена за счет кредиторов и создала риск «эффекта домино» – неплатежеспособные компании могли «утянуть в банкротство» кредиторов.

Отсутствие резкого роста процедур банкротства после окончания моратория может объясняться несколькими факторами, каждый из которых сыграл свою роль, прокомментировал партнер юридической фирмы «Арбитраж.ру» Владимир Ефремов: «Мораторий был эффективен и действительно помог пострадавшим отраслям, что не привело к массовым банкротствам». При этом не исключено, что мера защитила не все нуждающиеся компании и банкротства продолжались в штатном режиме, без ярко выраженных скачков по окончании моратория. В частности, эксперты ЦСР указывали, что более половины компаний из числа находящихся под угрозой финансовой несостоятельности (58%) не попали под мораторий на банкротства.

Также при оценке эффекта от моратория нужно учитывать не только статистику банкротств, но и побочные эффекты, подчеркивают эксперты. За время действия моратория выросло количество «брошенных» компаний – когда владельцы просто меняют руководство и бросают бизнес – перестают вести деятельность и сдавать отчетность, рассчитывая, что фирму ликвидируют в административном порядке сами налоговые органы, рассказал партнер коллегии адвокатов «Ковалев, Тугуши и партнеры» Сергей Кислов.

Рост количества случаев, когда недобросовестные собственники компаний выходили из состава учредителей путем их регистрации на офшорных или номинальных владельцев, проводили процедуры добровольной ликвидации, на что кредиторы еще не успели отреагировать, подтверждает Ефремов. «У кредиторов таких брошенных компаний нет ни денег, ни желания инициировать дорогостоящую и неэффективную процедуру банкротства», – пояснил Кислов. По статистике за II квартал 2021 г., удовлетворено всего 1,65% необеспеченных залогом требований.

Процедуры банкротства имеют определенный временной лаг и еще возможен некоторый рост банкротств в декабре и начале следующего года, полагает Кислов. В любом случае «применение нового инструмента в столь сжатые сроки было сложной и важной задачей и дальнейший выход из кризиса будет проходить в штатном режиме», считает Ефремов.