Объем ФНБ по отношению к ВВП к концу 2024 года достигнет минимума за 20 лет

Траты фонда в кризис – нормальное явление, считают эксперты
ФНБ создавался для поддержки бюджета в трудные периоды, сейчас времена именно такие, и фонд используется по назначению / Андрей Гордеев / Ведомости

Объем фонда национального благосостояния (ФНБ) к концу 2024 г. по отношению к ВВП снизится до минимальной отметки за 20 лет – 3,7%. Об этом говорится в заключении Счетной палаты на проект федерального бюджета на ближайшую трехлетку. Показатель был ниже только в момент создания института такого рода подушек безопасности. В 2004 г., когда был учрежден стабилизационный фонд, отношение его активов к ВВП составляло 3,1%. В номинальном выражении прогнозируемый объем ФНБ к концу следующего года снизится до минимальной отметки с момента преобразования фонда в нынешний формат – с 2018 г., когда ФНБ объединили с резервным фондом и изменили практику его наполнения и трат, обращают внимание аудиторы.

Согласно прогнозам Минфина, объем фонда на конец 2022 г. ожидается на уровне 8,99 трлн руб. (или 6,2% ВВП), в 2023 г. – 6,3 трлн (или 4,2% ВВП), в 2024 г. – 5,95 трлн (или 3,7% ВВП), в 2025 г. – 6,6 трлн (или 3,9% ВВП).

ФНБ появился в 2008 г. после разделения стабилизационного фонда, созданного в 2004 г. для снижения зависимости экономики от нефтегазовых доходов и накопления резервов, на два фонда. По бюджетному правилу, которое действовало с 2018 г., дополнительные доходы от высокой цены нефти (в 2022 г. планка отсечения находится на уровне $44,2/барр.) направлялись на покупку иностранной валюты и золота для последующего перечисления в ФНБ. Если цена нефти опускалась ниже базовой, резервы шли на покрытие дефицита бюджета.

По данным Счетной палаты, с которыми ознакомились «Ведомости», объем стабилизационного фонда в 2004 г. составлял 522 млрд руб., или 3,1% ВВП, в 2005 г. – 1,2 трлн, или 5,7% ВВП, в 2006 г. – 2,3 трлн, или 8,7% ВВП, в 2007 г. – 3,8 трлн, или 11,6% ВВП.

В 2008 г. совокупный объем резервов (ФНБ + резервный фонд) достигал 6,6 трлн руб., или 16% ВВП. В период с 2009 по 2011 г. он сократился с 11,9% ВВП (4,6 трлн руб.) до 6% ВВП (3,6 трлн), а с 2012 по 2014 г. снова вырос – с 6,7% ВВП (4,6 трлн руб.) до 11,8% ВВП (9,3 трлн). После ликвидации резервного фонда в 2018 г. объем резервов опустился до 3,9% ВВП (4 трлн руб.). Однако уже в 2019 г. вырос до 7,8 трлн руб., или 7,1% ВВП, а в 2020 г. – до 13,5 трлн, или 12,6% ВВП. По итогам прошлого года объем ФНБ составил 13,6 трлн руб., или 10,4% ВВП.

По данным Минфина, объем ФНБ на 1 октября 2022 г. составлял 10,8 трлн руб. ($188 млрд), или 8,1% ВВП, при этом ликвидная часть (средства на банковских счетах в ЦБ) достигла 7,5 трлн руб. ($131 млрд), или 5,6% ВВП.

После приостановки действия бюджетного правила в этом году на фоне западных санкций власти приняли решение направлять дополнительные нефтегазовые доходы на поддержку экономики. В связи с этим в 2023 г. ФНБ пополняться не будет, поскольку средства перечисляются в фонд по итогам года. Но это планируется делать в 2024 г. и в последующие годы, следует из проекта Основных направлений бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики на ближайшие три года. В следующем году Минфин планирует покупки валюты в рамках обновленного бюджетного правила, говорил министр финансов Антон Силуанов в конце сентября. Новая конструкция предполагает базовые нефтегазовые доходы на уровне 8 трлн руб. в ближайшие три года, поступления выше этой величины считаются сверхдоходами и должны быть направлены в ФНБ. В следующем году Минфин ожидает дополнительных нефтегазовых доходов в объеме 939 млрд руб., в 2024 г. – 656 млрд, в 2025 г. – 489 млрд. В 2023–2024 гг. средства ФНБ также планируется использовать для покрытия дефицита федерального бюджета в объемах 2,9 трлн и 1,3 трлн руб. соответственно.

Не время для накоплений

ФНБ создавался для поддержки бюджета в трудные периоды, cейчас времена именно такие и фонд используется по назначению, отметил главный экономист агентства «Эксперт РА» Антон Табах. Риски же состоят в том, что кризис может затянуться и дефицит бюджета будет сложно закрыть заимствованиями, но в этом случае нужно говорить не о фонде, а об устойчивости бюджета, заметил он. Снижение резервов в кризис – это нормально, добавил главный аналитик ПСБ Денис Попов. Более того, в условиях введения режима контроля за движением капитала и существенной структурной трансформации экономики в общем и рынка сбыта российских сырьевых товаров в частности целесообразность накопления резервов в принципе под вопросом, указал он.

ФНБ должен активно использоваться в текущих условиях, согласен главный аналитик Совкомбанка Михаил Васильев: российская экономика переживает масштабную структурную трансформацию, которую необходимо проводить в том числе за счет бюджетных средств. Госрасходы в ближайшие годы останутся повышенными на фоне масштабной перестройки экономики в условиях западных санкций и необходимости развивать собственное производство в критических отраслях для достижения экономического суверенитета, добавил он. Сейчас слишком много неопределенности и факторов влияния на ФНБ – от скорости перезапуска бюджетного правила и параметров отсечения нефтегазовых доходов до траектории сырьевых цен и динамики валютного курса как токсичных, так и дружественных валют, заметил эксперт по фондовому рынку «БКС мир инвестиций» Михаил Зельцер.

Сколько резервов достаточно

С точки зрения поддержания макростабильности, и в первую очередь стабильности бюджета, важно смотреть даже не на общую сумму фонда, а на его ликвидную часть, отметил директор группы суверенных и региональных рейтингов АКРА Дмитрий Куликов. Предкризисной суммы 8–9% ВВП в ликвидной части было бы достаточно, чтобы финансировать дефицит федерального бюджета в довольно консервативных условиях на протяжении примерно трех лет без выхода на рынок облигаций, оценил он. Поэтому 3,7% ВВП – это запас на 1–1,5 года контрциклической политики, считает эксперт. Оценивать необходимый уровень резервов нужно после завершения кризиса и трансформации российской экономики, полагает Попов. С учетом исторической динамики реального ВВП достаточно было бы иметь запас ликвидной части ФНБ на уровне 5–7% ВВП, добавил эксперт.

По опыту прошлых кризисов можно судить, что на затыкание дыр в бюджете уходит порядка 7% ВВП – именно столько это стоило в 2008–2009 и в 2014–2016 гг., при этом расходы в пандемийные годы были несколько ниже, указал Табах. По его мнению, 7–8% от ВВП является разумным минимумом ликвидной части ФНБ. Оптимального соотношения объема фонда и ВВП нет, но в качестве некоторого ориентира на будущее комфортным уровнем может служить планка от 7%, считает Зельцер.

Объем ФНБ держится на уровне более 5% ВВП только с середины 2019 г., после того как в фонд были зачислены нефтегазовые сверхдоходы за 2018 г., когда цена на нефть была достаточно высока, заметила заместитель руководителя направления «Бюджетная политика» центра инвестиционного анализа и макроэкономических исследований ЦСР Юлия Герасимова. Следующий скачок произошел в середине 2020 г., когда была зачислена еще одна крупная сумма, по итогам 2019 г., в результате чего объем ФНБ превысил 10% ВВП, указала она. Какого-то оптимального уровня фонда нет, считает эксперт: в связи с цикличностью экономики и сложной геополитической ситуацией тут, скорее всего, искусство в другом – вовремя накапливать и вовремя тратить.