Почему китайская экономика показала резкий рост после замедления во II квартале

Однако цели по росту ВВП в 2022 году Китай не достигнет, считают эксперты
Китайская экономика показала резкий рост после замедления во II квартале / АР

ВВП Китая по итогам III квартала 2022 г. увеличился на 3,9% по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года, следует из опубликованных в понедельник, 24 октября, данных государственного статистического бюро страны. За девять месяцев рост китайской экономики составил 3%.

Промышленный сектор по итогам первых трех кварталов вырос на 3,9%. Самая высокая динамика отмечалась в горнодобывающей промышленности и производстве высокотехнологической продукции – рост на 8,5%, далее идут производство оборудования (на 6,3%) и производство и поставка электроэнергии (5,6%). Рост сельского хозяйства и сферы услуг составил 4,2 и 2,3% соответственно.

Безработица в Китае в III квартале снизилась на 0,4 п. п. по сравнению с показателем II квартала до 5,4%, а за девять месяцев показатель составил 5,6%. Номинальный рост располагаемых доходов на душу населения в Китае по итогам трех кварталов достиг 5,3%, реальный рост с учетом ценового фактора – 3,2%. В среднем доход на душу населения в номинальном выражении составлял 27 650 юаней (около $3800), в частности в городах – 37 482 юаня (около $5200), в сельской местности – 14 660 юаней (около $2000). Розничные продажи потребительских товаров в КНР за три квартала увеличились на 0,7%, при этом онлайн-продажи выросли на 4%.

Во II квартале текущего года рост ВВП Китая замедлился до 0,4% после 4,8% в I квартале. Основными причинами такой динамики опрошенные «Ведомостями» эксперты называли продолжающийся с 2020 г. кризис на рынке недвижимости и политику «нулевой терпимости», предполагающую установление локдаунов в городах, где наблюдаются вспышки заболеваемости COVID-19. По итогам первого полугодия рост китайской экономики составил 2,5%. При этом целевой показатель правительства по росту ВВП страны в 2022 г. установлен на отметке 5,5%.

Причины активного роста

Данные по китайской экономике за III квартал оказались выше ожиданий аналитиков, отметил первый вице-президент ЦСР Борис Копейкин. Так, опрошенные агентством Reuters эксперты прогнозировали рост ВВП КНР на 3,4%. Вероятно, за нынешними показателями стоит некое оживление экономической активности после снятия части антиковидных ограничений в Шанхайской агломерации, которые действовали в период с апреля по май, полагает эксперт. Рост ВВП Китая в III квартале обусловлен снятием ковидных ограничений в ряде регионов страны, снижением производства в Европе, увеличением поставок российских энергоресурсов с существенным дисконтом к мировым ценам, а также повышением объемов экспорта китайской продукции, в том числе в связи с переориентацией российского рынка на китайскую продукцию, считает заведующий кафедрой мировых финансовых рынков и финтеха РЭУ им. Г. В. Плеханова Денис Перепелица.

Возможные риски

Наиболее серьезными для китайского ВВП остаются риски геополитические, полагает Перепелица, это усиливающиеся санкции США и возможное военное противостояние с Тайванем, в результате которого Китай может потерять американский рынок. Политика «нулевой терпимости» также создает существенные риски для экономики в краткосрочной перспективе, однако в данном случае правительство КНР ставит вполне разумную цель сдержать развитие новой пандемии, которая могла бы нанести экономике страны гораздо больший ущерб, чем локдауны, добавил эксперт.

В связи с политическими изменениями инвесторы также опасаются некоего ужесточения и экономической политики, что уже нашло отражение в котировках акций китайских компаний и юаня в понедельник, 24 октября, добавил Копейкин. Так, нетто-продажи китайских акций иностранными инвесторами достигли максимального показателя с 2016 г. – 17,9 млрд юаней ($2,5 млрд), а курс китайской валюты рухнул до минимума с 2008 г. – 7,259 юаня за доллар.

При этом актуальными остаются и такие вызовы, как состояние рынка недвижимости и строительных компаний, указал Копейкин. Возникают и новые сложности, такие как дополнительные технологические ограничения со стороны США, заметил он. Еще одним вызовом для китайской экономики, по его словам, является начавшееся раньше, чем ожидалось, сокращение населения трудоспособного возраста.

За 10 лет до пандемии COVID-19 средний рост ВВП Китая составлял 7,7% в год, он происходил в условиях роста международной торговли, импорта различных западных технологий, устойчивого потребления в развитых странах на фоне низкой инфляции, указал директор группы суверенных и региональных рейтингов АКРА Михаил Николаев. Сейчас мы находимся в моменте, когда намечается изменение этих трендов, и китайской экономике нужно искать новые источники роста, считает он. Отчасти Китай уже начал переориентировать свою экономику с внешнего рынка на внутренний, если посмотреть на такой показатель, как открытость экономики (среднее значение экспорта и импорта к ВВП), то за последние 10 лет он снизился с 25 до 18% ВВП, отметил эксперт. Но одновременно накапливались и внутренние дисбалансы, в том числе кризис на рынке недвижимости, задолженность регионов, неустойчивость отдельных региональных банков – данные факторы вкупе с политикой «нулевой терпимости» обуславливают замедление экономики, добавил Николаев. При этом те ресурсы, которые использовались для поддержания роста ранее, уже менее доступны: госдолг за 10 лет удвоился и достиг 71,5% ВВП в 2021 г., а международные резервы, наоборот, сократились в 2 раза до 19,3% в 2021 г., констатирует эксперт.

Почти нет сомнений, что в 2022–2024 гг. китайская экономика будет расти быстрее, чем в среднем по миру, отметил Копейкин. Тем не менее ожидать роста ВВП в 2022 г. на 5,5%, на которые рассчитывало китайское правительство, не стоит, считает он: при росте на 3% за три квартала за оставшиеся три месяца такого уровня не достичь. На данном этапе можно скорее говорить о 3–3,5% в 2022 г. в позитивном сценарии, т. е. при отсутствии дополнительных шоков, оценил эксперт. Скорее всего, рост китайской экономики продолжится и по итогам года составит порядка 4,1–4,3%, прогнозирует Перепелица. Власти Китая установили целевой показатель в 5,5%, в связи с чем можно ожидать ослабления юаня, дополнительного госстимулирования и увеличения иностранных инвестиций, добавил он.