Экономика
Бесплатный

Греческое «нет» на референдуме – не акт патриотизма, а экономическое самоубийство

Стране следовало быстро провести реформы, тогда она бы уже вернулась на путь процветания
Уилбур Росс, председатель WL Ross & Co.

Древняя Греция, возможно, и изобрела демократию, но современная Греция может вскоре погрузиться в хаос. Опасность в том, что патриотическая риторика левого правительства скрывает правду: голосование на референдуме против предложения кредиторов – это голосование против евро и будущего Греции.

У Греции сейчас нет ликвидности. Последним ее источником для Афин была программа Европейского центробанка по предоставлению экстренной кредитной помощи (Emergency Liquidity Assistance – ELA) в размере 89 млрд евро. Деньги ELA помогали заместить депозиты, стремительно покидавшие банки. ЕЦБ решил не предоставлять дополнительные кредиты в рамках ELA, и после «нет», сказанного на референдуме, депозиты также не вернутся. И банки вряд ли cмогут выдавать по 60 евро в день в одни руки более нескольких недель.

Хуже того, кредиты по программе ELA выдавались через Банк Греции коммерческим банкам страны и обеспечены лучшими активами этих банков. Дефолт по 3,5 млрд евро, которые Греция должна перечислить ЕЦБ 20 июля, будет означать, что Банк Греции и все греческие банки станут неплатежеспособными. Если это случится, вкладчики окажутся под ударом, несмотря на гарантии по депозитам на сумму до 100 000 евро, поскольку фонд страхования вкладов Греции не профинансирован полностью.

В этом отношении греческий опыт окажется более тяжелым, чем кипрский. После дефолта Кипра ЕЦБ, Европейская комиссия и МВФ предоставили Никосии средства, чтобы смягчить удар. «Нет» на референдуме означает, что никакой кредитор не даст денег, чтобы помочь греческим банкам.

В ситуации с отсутствующей ликвидностью греческая экономика продолжит сокращаться, а первичный бюджетный дефицит вырастет еще больше. Афинам неоткуда будет взять достаточно денег, чтобы выполнять свои обязательства по выплатам пенсий, зарплат, задолженности по госзаказам и прочим обязательствам, даже если они больше никогда не выплатят кредиторам ни цента по процентам или основному долгу.

Кроме того, иссякнет кредитование импорта – а ведь в обычной ситуации Греция закупает в других странах ЕС товаров, включая продовольствие и лекарства, на 50 млрд евро. Если же Греция перейдет на драхму, проблема только осложнится. Драхма будет стоить лишь около 0,25–0,5 евро. Стоимость импорта в результате вырастет в 2–4 раза, как и стоимость номинированного в евро долга государства и частного сектора. Греческий экспорт подешевеет, но импорт превышает экспорт на 28%. Слабая драхма принесет очень тяжелые последствия.

Жаль, что Греция не взялась сразу активно проводить реформы, оговоренные в первоначальном плане финансовой помощи. Если бы она это сделала, рецессия завершилась бы гораздо быстрее. И сейчас страна уже возвращалась бы к процветанию, а не стояла на пороге еще более глубокой рецессии, вызванной отказом от соглашения с кредиторами на референдуме.

Примером тому может служить Ирландия. Она согласилась на жесткие требования, включая процентные ставки втрое выше, чем те, по которым сейчас платит Греция, но действовала быстро, и теперь у нее одна из самых быстрорастущих экономик в Европе. Греция может гордиться своим наследием, но ей стоит взглянуть на Сомали, Судан и Зимбабве как на единственные страны, которые объявили дефолт по кредитам МВФ. Ни в одной из этих стран экономика так и не восстановилась.

Сказанное на референдуме «нет» разрушит греческую экономику и принесет гораздо больше лишений, чем любое из выдвигавшихся до сих пор предложений кредиторов. Эти трудности будут длиться долгие годы. В этом случае я понесу убытки по инвестициям в Eurobank Ergasias, но они – ничто в сравнении со страданиями, которые придется пережить греческому народу. «Нет» на референдуме – это не акт патриотизма, а экономическое самоубийство.

Мнения экспертов банков, финансовых и инвестиционных компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.