Экономика
Бесплатный

Система ожиданий по поддержке экономики государством разрушена

Надежды на то, что любую проблему можно залить деньгами, в нерастущей экономике больше не сбываются
Наталия Орлова, главный экономист Альфа-банка

Самое неприятное в низких темпах роста – не сам по себе факт, что экономика не растет, а то, что в экономике рушится система ожиданий, и нужно создавать новую. С 2008 до 2014 г. коммуникационная политика правительства была достаточно прозрачной и выражалась так: у государства достаточно финансовых ресурсов, и в случае необходимости они будут использованы для поддержки системообразующих игроков, будь то банки или компании. Это во многом поддерживало как оптимизм производителей, так и склонность населения к потреблению. Надо сказать, что такая позиция правительства была щедро подтверждена действиями: в 2009–2010 гг. сбережения Министерства финансов на счетах в резервном фонде и фонде национального благосостояния сократились примерно на $100 млрд, которые были потрачены на поддержку компаний и банков, пострадавших от ухудшения глобальной конъюнктуры. Кроме того, рост бюджетных расходов в 2012 г., связанный со значительной индексацией зарплат в госсекторе, также был более чем наглядной иллюстрацией приоритетов экономической политики. Если прибавить к этому, что 2011–2013 гг. были периодами сверхбыстрого роста розничного кредитования, опиравшегося на расширение инструментов рефинансирования ЦБ, то можно сказать, что вся экономика жила в ожидании щедрого стимулирования государством своей экономической активности.

В 2014 г. эти ожидания прошли суровое испытание реальностью. Решение перейти в режим свободного плавания рубля при отсутствии программы полномасштабной реструктуризации экономики означало, что население больше не может рассчитывать на поддержку государства. Хорошая новость заключается в том, что действия правительства выглядят прагматичными. Плохая же – в том, что с 2000 г. в экономике сформировались устойчивые ожидания широкой государственной поддержки, которые теперь не сбываются. Это означает, что все те болезненные решения, которые годами откладывались в надежде на помощь государства, теперь, возможно, придется реализовывать со всеми негативными для экономического роста последствиями.

Формальная линия коммуникации на 2016 г. выглядит достаточно просто. ЦБ обещает снижение ставки, как только инфляция начнет замедляться. Послание бизнесу и обществу в бюджетной сфере, напротив, крайне жесткое: бюджет обещает увеличение расходов только на 4% после 12%-ного роста номинальных расходов (очищенных от расходов на докапитализацию банковского сектора через ОФЗ) в 2015 г.; кроме того, пенсии будут проиндексированы только на 4%, хотя по закону должны быть – на 13%, по инфляции 2015 г. Тем не менее сочетание жесткой бюджетной и слабой монетарной политики кажется маловероятным. Во-первых, из-за электорального цикла. Кредиты доступны не всем, да и стоят дорого. Поэтому увеличение социальных расходов в 2016 г. и особенно в 2017 г. выглядит безальтернативным. Во-вторых, операция в Сирии, может, и не увеличит, но точно не уменьшит расходы на оборону, быстрый рост которых наблюдается в России с 2014 г. В-третьих, способность ЦБ смягчать монетарную политику наталкивается как на жесткость внешней среды (повышение ставки ФРС США), так и на раскручивание инфляционной спирали в России из-за санкций на продовольственный импорт из Турции. В результате, вполне вероятно, что ключевая ставка ЦБ сохранится на неизменном уровне 11% в течение всего 2016 года, из-за чего бюджетная политика останется единственным инструментом поддержания экономического роста.

Расхождение между официальными заявлениями и фактическими действиями правительства означает, что экономические агенты будут чувствовать себя потерянными, и это не замедлит сказаться на динамике валютного курса. Внешние факторы в этом аспекте также играют значимую роль: замедление экономики Китая и усугубление геополитической ситуации на Ближнем Востоке могут привести к дальнейшему снижению цен на нефть и выходу курса доллара на уровень 80 руб. уже в ближайшее время. И опять-таки проблема не в конкретном значении курса, а в ожиданиях. В условиях плавающего курса экономические агенты уделяют большее значение инфляции, если колебания курса разнонаправленны; когда же курс «плывет» преимущественно в одну сторону, т. е. в сторону ослабления, это формирует устойчивые ожидания дальнейшей девальвации со всеми вытекающими негативными последствиями для экономической активности. Поэтому неудивительно, что диапазон прогнозов роста ВВП на 2016 г., согласно январским опросам агентства Bloomberg, составляет от -1,7 до +0,8%, т. е. экономика находится в ловушке стагнации.

Мнения экспертов банков, финансовых и инвестиционных компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.