Экономика
Бесплатный

Великобритания попытается выходить из ЕС «поэтапно»

И попытается позиционировать себя как страну, открытую для торговли и деловых отношений со всем миром
Алиса Графтон, партнер юридической фирмы Cheeswrights

В эти дни мы вышли на финишную прямую, одновременно подойдя к линии старта: премьер-министр Тереза Мэй подписала письмо о начале процедуры выхода Великобритании из Европейского союза в соответствии со статьей 50 Лиссабонского договора.

При этом переговоры правительству предстоит вести не только на внешнем фронте. В первые дни марта законопроект о введении в действие 50-й статьи обсуждала палата лордов британского парламента. Пэры, в частности, проголосовали за предоставление гарантий прав нахождения в королевстве для проживающих здесь сейчас почти 3 млн граждан стран Евросоюза. Правительство же требовало сначала дождаться встречных гарантий в отношении британцев, проживающих в иных странах ЕС, и лишь затем вынести решение об ответных мерах.

Но дело не только в возможных «птичьих правах» европейцев после развода с ЕС. Основная причина, по которой на последнее голосование пришло больше лордов, чем когда-либо более чем за последние 180 лет, состоит в том, что они потребовали для парламента возможности внесения «значимых» изменений в конечный план правительства по выходу из ЕС до того, как он вступит в силу. Премьер-министр выступила против. Согласно распространенному мнению, Мэй опасается, что если противная сторона на переговорах по Brexit поймет, что может играть на таком потенциальном разногласии между исполнительной и законодательной властью, то непременно этим воспользуется.

Опасения Мэй имеют под собой основания. Евросоюз ждет непростой год, когда сразу в нескольких странах пройдут всеобщие выборы. Некоторые кандидаты настроены по отношению к ЕС весьма скептически, и для председателя Еврокомиссии Жана-Клода Юнкера мало что кажется сейчас более важным, чем показать силу Европы и не дать покидающим ее берега возможность насладиться всеми благами торговли с союзом, не искупив при этом свою вину. Возможно, это звучит несколько драматично, но смысл от этого не меняется.

Как же вся эта политическая игра отражается на Сити? Стало вполне очевидно, что премьер нацелена на «жесткий Brexit»: мы выходим не только из ЕС, но и из единого европейского рынка. Или, как британское правительство любит его называть, «чистый Brexit». После месяцев стратегической неопределенности такого масштаба, что это начало граничить с непозволительной для премьера нерешительностью, Мэй наконец-то озвучила амбициозный план: «мы будем стремиться к максимально возможном доступу на европейский рынок посредством нового, всестороннего, смелого и амбициозного соглашения о свободной торговле», которое при этом может содержать «элементы имеющихся договоренностей о едином рынке в определенных областях» (например, право предоставлять финансовые услуги трансгранично в странах ЕС). Аналогично премьер планирует, выйдя из таможенного союза, вступить в новое «таможенное соглашение» с ЕС для продолжения беспошлинной торговли.

При этом предполагается поэтапная процедура выхода для предотвращения ситуации, когда Великобритания окажется на краю пропасти при внезапном переходе от существующего торгового режима в качестве одного из членов ЕС к режиму суверенности после истечения двухлетнего срока переговоров. С точки зрения бизнеса ключевое слово в контексте внедрения новых положений и процедур – поэтапность. Правительство надеется, что если оно успешно справится с этой задачей, то ему удастся убедить компании отказаться от стремительного перемещения определенных аспектов своей коммерческой активности в другие страны ЕС. Насколько реален риск того, что такое произойдет? Уже сейчас становится ясно, что это не вопрос на миллион долларов. Если еще несколько месяцев назад мы спекулировали о том, кто из крупных банков решит покинуть берега Туманного Альбиона первым, то уже сейчас два из них, HSBC и UBS, подтвердили планы о перебазировании из Лондона 1000 рабочих мест. Не все, однако, настроены так решительно; по словам одного моего знакомого, руководителя хедж-фонда с континентальноевропейским бэкграундом, «мы все слишком прижились в лондонской космополитичной атмосфере, чтобы ее с легкостью покинуть». К тому же, добавил он, почему бы не использовать эту возможность для поиска нераскрытых возможностей в таких странах, как Россия?

Его слова прозвучали музыкой в моих ушах, но реальность может быть несколько более... сложной. Действительно, стоит признать, что как в лагере евроскептиков, так и в правительстве все с бóльшей уверенностью звучит призыв провести ребрендинг Британии, представив ее как страну глобальной свободной торговли. Весьма своевременное начинание! Но не стоит забывать, что согласно статистике сейчас импорт Соединенного Королевства из стран ЕС значительно превышает импорт из всех других стран мира в совокупности. ЕС остается и самым большим экспортным рынком для королевства. Факты говорят сами за себя: как минимум в краткосрочный период наше экономическое благополучие зависит от продолжения успешного торгового сотрудничества с Европой. Однако это не должно быть в ущерб изучению возможностей иных рынков. Так что я порадовалась, когда один из моих клиентов – большой континентальный банк с крупным офисом в Лондоне – заявил о возрождении интереса к России. Приток в последние несколько месяцев иных клиентов, заинтересованных Россией, тоже позволяет делать скромные оптимистические предположения, что будущее британской экономики не будет ограничено горизонтами Европейского союза.

В этом контексте невозможно не вспомнить про проблему «паспортов» и их влияния на трейдинг в Сити. Выходя из единого рынка, Британия прощается с системой «паспортов», т. е. фактических лицензий, позволяющих финансовым учреждениям одной страны – члена ЕС автоматически обслуживать клиентов из других 27 стран без учреждения местных компаний. Это болезненный вопрос, который может решиться путем применения принципа эквивалентности, дающей финансовым компаниям третьих стран возможность выхода на рынок ЕС, если нормативный режим в их странах признается равнозначным режиму, действующему в Евросоюзе. Применение этого принципа на практике ставится под сомнение, поскольку требует серьезной согласованности действий всех сторон. И что же Сити может сделать именно сейчас, чтобы повлиять на политику в свою пользу? Малый бизнес в основном выбирает выжидательную позицию, но многие объединяющие бизнесменов организации поощряют активность своих членов: лоббируйте свои интересы в правительстве и берите на себя ответственность за свое будущее вне ЕС.

В результате долгих дебатов правительству удалось отстоять за собой право последнего слова в переговорном процессе по Brexit, и парламенту была выделена роль «одобрительного кивка при завершении переговоров». Очевидно, что премьер готовится к жестким переговорам один на один с Европой, настроена на амбициозные результаты, но британскому бизнесу от этого не легче.

Мнения экспертов банков, финансовых и инвестиционных компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать