Пенсионная реформа – это попытка признать экономическую реальность

Но она не сможет ее сильно улучшить
Наталия Орлова, главный экономист Альфа-банка
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Пенсионная реформа стала главной экономической темой последних недель (конечно, после футбола). Повышение пенсионного возраста – неприятная новость, но за эмоциями легко потерять связь с экономической реальностью. А реальность эта такова, что реформа пенсионной системы выглядит неизбежной. Дефицит Пенсионного фонда РФ растет: он увеличился с 1,1% ВВП в 2006–2009 гг. до 2–3,5% ВВП в 2010–2013 гг. в результате значительного роста расходов пенсионной системы. Этот дисбаланс представляет собой риск для стабильности консолидированного бюджета, особенно учитывая сокращение баланса федерального бюджета, очищенного от трансфертов, в 2011–2016 гг.

Вопрос не только в прошлой динамике дефицита Пенсионного фонда, но и в прогнозной: состояние его финансов будет ухудшаться под давлением демографических вызовов. За последнее десятилетие доля населения старше 55 лет увеличилась с 22 до 29%, а отношение людей старше 65 к рабочей силе достигло рекордных 27% против 19% в среднем по миру. Сейчас количество пенсионеров по старости – 36 млн человек, или 25% россиян, против 29 млн, или 20%, в 2000 г. По сути, из-за роста числа пенсионеров сложно гарантировать им высокий уровень жизни. Хотя годовые расходы Пенсионного фонда сейчас составляют примерно 8% ВВП, что соответствует среднему показателю по миру, коэффициент замещения (уровень пенсионных доходов к допенсионным) по России составляет всего 34% против среднемировых 54%.

Хуже всего то, что стагнация численности трудоспособного населения или даже его сокращение будет приводить к снижению безработицы, которая уже сейчас составляет всего 4,7%, и стимулировать рост зарплат. В результате соотношение пенсионных и допенсионных доходов будет уменьшаться и далее, т. е. уровень жизни пенсионеров по сравнению с уровнем жизни работающих людей продолжит снижаться.

При этом негативная реакция на анонсированную реформу в определенной степени выглядят обоснованной. По международным меркам предложенные российским правительством параметры реформы выглядят жесткими: другие страны (за последние 30 лет по меньшей мере 16 стран реформировали свои пенсионные системы) в среднем увеличивали пенсионный возраст на два года для мужчин и пять лет для женщин соответственно. Это означает, что реформа в других странах затрагивала гораздо меньшую долю населения: по оценкам, в России в случае сохранения нынешней пенсионной системы число пенсионеров выросло бы до 43 млн человек к 2034 г., а с учетом предложений правительства составит всего 31 млн человек, т. е. реформа напрямую меняет статус более чем 8% населения.

Кроме того, в других странах время между объявлением реформы и началом ее проведения составляло в среднем пять лет, тогда как в России первое предложение по повышению пенсионного возраста появилось только в 2016 г. Это означает, что идея необходимости реформы к началу ее проведения гораздо меньше укоренена в сознании населения, чем это было в других странах. Наконец, не следует сбрасывать со счетов и экономический контекст: Россия начинает реформу в момент, когда темпы роста ее экономики сильно отстают от мировых, в то время как большинство других стран проводили свои реформы в более благоприятных экономических условиях.

Важно понимать, однако, что, хотя конфигурация реформы выглядит жесткой по сравнению с другими странами, эти предложения не могут кардинально улучшить состояние пенсионной системы. Реформа позволит бюджету экономить порядка 300 млрд руб. каждые два года с ее начала, или около 800 млрд руб. за шесть лет ее проведения к 2024 г. При этом, для того чтобы сохранить коэффициент замещения около его текущего уровня в 34%, потребуется потратить порядка 80% из сэкономленных средств. Это означает, что возможности власти для компромисса не так уж значительны: смягчение условий проведения реформы, может, и оправданно с точки зрения международных сравнений, но несовместимо с масштабом демографического вызова, с которым сталкивается Россия.

Мнения экспертов банков, финансовых и инвестиционных компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов