Статья опубликована в № 4430 от 17.10.2017 под заголовком: «Поначалу я делал карьеру, воруя идеи у психологов»

«Поначалу я делал карьеру, воруя идеи у психологов»

Американский экономист Ричард Талер нашел способы подтолкнуть людей к рациональному выбору, но не навязывать его. В этом году шведские академики решили, что его идеи в области поведенческой экономики заслуживают премии
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

«Я довольно силен в математике. Но если поместить меня в группу экономистов, окажусь ниже среднего», – говорил Ричард Талер Chicago Tribune. В объяснениях его теорий очень много слов и очень мало математических выкладок, соглашается газета. Это не помешало Талеру стать экономистом, которым восторгаются Барак Обама, Дэвид Кэмерон, Эмманюэль Макрон, и получить в этом году Нобелевскую премию по экономике (официально – премия Шведского национального банка по экономическим наукам памяти Альфреда Нобеля, см. врез).

Сам Талер в книге «Новая поведенческая экономика» пишет, что жил в удивительное время, когда для доказательства экономических теорий стали применяться гипотетические ситуации: исследователи спрашивали себя, как поступили бы в тех или иных условиях, а потом проверяли свои выводы, опрашивая студентов и добровольцев. Экономическая теория долгое время считала потребителей чем-то вроде разумных роботов – делающими выбор исходя из рациональности и логики, пишет Chicago Tribune. Талер стал одним из тех, кто утверждал: в поведении человека при выборе нет ни малейшего намека на рациональность.

Без одобрения Нобеля

Альфред Нобель лично велел присуждать премию своего имени за достижения в области физики, химии, медицины и литературы и установления мира. Об экономистах он и словом не обмолвился. То, что для простоты называют «Нобелевской премией по экономике», на самом деле называется премией Шведского национального банка по экономическим наукам памяти Альфреда Нобеля, она была основана в 300-летний юбилей банка в 1968 г., а впервые вручена в следующем году. Ее присуждает один раз в год Шведская королевская академия наук. Немало копий было сломано в спорах, не отменить ли ее. Питер Нобель утверждал, что его двоюродный прадед не согласился бы на такой шаг: «Из его писем следует, что он не любил экономистов». А премия, цитирует Питера AFP, «пиар-ход экономистов для улучшения своей репутации».

Когда Кэмерон в 2010 г. стал премьер-министром Великобритании, он создал консультативный орган Behavioural Insights Unit (Группа по бихевиористским наработкам, но insights можно перевести и как «озарениям»), которую между собой экономисты называли «группа по подталкиванию». Талер стал ее официальным советником.

«Подталкивание» (nudge) – теория Талера о том, что правильное решение людям нельзя навязывать, но нужно предлагать таким образом, чтобы они пришли к нему сами. Одной из задач британской группы стало повышение собираемости налогов. Вместо экономических стимулов группа предложила моральные. В налоговых извещениях упоминалось, что большинство граждан вовремя платит государству. Должникам по дорожному налогу приходили письма с заголовком «Заплатите налог, или вы лишитесь своего (тут автоматически подставлялась марка автомобиля, ниже было его фото)». Состоятельным должникам, пишет ВВС, письма рассказывали, как их налоги помогут благоустроить район. Для «экона» (так Талер называет человека, каким его видит традиционная экономическая школа) эти письма ничего не меняли: юридические и экономические предпосылки оставались прежними. В случае «гумана» (определение человека в собственном понимании Талера) психология оказала экономический эффект: собираемость налогов выросла.

В США заметили успехи британцев. В Бюро по определению научно-технической политики была основана «инициатива по социальным и бихевиоральным наукам», в сентябре 2015 г. Обама своим указом официально выделил ее в отдельное подразделение – Social and Behavioral Sciences Team (SBST). Его неофициальным советником стал Талер.

«Паршивая субординация»

Талер родился 12 сентября 1945 г. в северном Нью-Джерси. Он был старшим из трех братьев (у него самого сейчас тоже трое детей). Мать работала школьной учительницей, но вынуждена была стать домохозяйкой. Вырастив детей, пошла работать снова – риэлтором.

Отец каждый день ездил на поезде в Ньюарк, где 37 лет проработал актуарием Prudential Insurance Company и прошел путь до старшего вице-президента. Уже когда Талер был взрослым, отец основал собственную консалтинговую фирму Alan M. Thaler and Associates, которая помогала страховым компаниям разрабатывать новые продукты.

«Он считал, что, если я настоящий мужчина, тоже должен стать актуарием», – вспоминал Талер на страницах Chicago Tribune. Экономистов отец причислял к актуариям-неудачникам. Но Талер видел для себя другое будущее: «Я даже не столько не хотел идти в актуарии, сколько не желал быть деловым человеком». На вопрос «почему» ответ был краток: «Паршивая субординация».

В 1967 г. Талер окончил Западный резервный университет Кейза в Кливленде с дипломом экономиста. «Меня интересовала психология, но я решил, что экономика более практичная наука в том смысле, что, изучив ее, можно получить работу», – говорил он Chicago Tribune.

На магистра и доктора наук он обучался в Университете Рочестера, там же занимался преподаванием, пока в 1995 г. не перешел в Университет Чикаго. «Я всегда говорил студентам, что в жизни у меня не было настоящей работы, всю свою карьеру я был профессиональным смутьяном», – шутил Талер в беседе с Journal of Investment Consulting.

Аномалии Талера

Еще в начале научной карьеры Талер стал вести список «аномалий». Туда он записывал реальные примеры, когда люди относились к деньгам так, что с точки зрения экономической логики объяснить это было невозможно. Chicago Tribune приводит несколько ситуаций, которые ставили Талера в тупик.

Почему, если на улице ужасная снежная буря, мы не поедем на концерт, билеты на который получили бесплатно. А если заплатили – поедем, рискуя жизнью. Хотя в том и другом случае риск одинаков, а денег за неиспользованные билеты мы не получим. Почему, выиграв в казино $200 и затем проиграв их, вы чувствуете досаду, будто лишились собственных денег, хотя фактически это деньги казино?

Что с этими знаниями делать, он не понимал, пока не услышал о двух израильских психологах, Даниэле Канемане и Амосе Тверски, которые изучали механизм того, как люди принимают решения. В 1977–1978 академическом году эта парочка должна была работать в Стэнфордском университете. Талер из кожи вон лез, но получил грант и проработал этот год там же, общаясь с братьями. «Они ничего не знали об экономике. Я – ничего о психологии. Мы были одинаково невежественны в сфере деятельности другого», – вспоминал Талер в Chicago Tribune.

«Поначалу я делал карьеру, воруя идеи у психологов», – цитирует шутку Талера WSJ. Свои теории он вкратце объяснял так: «Главный урок в том, что экономические агенты – люди и в экономических моделях нужно это учитывать». Именно из-за иррационального поведения людей не работают стройные экономические теории, утверждал Талер. Эта мысль казалась поначалу столь еретической, что он даже не мог опубликовать свои теории. «Но я довольно упрям, а это было весело, – говорил он Chicago Tribune. – Я не хочу создать впечатление, что жизнь несправедливо со мной обходилась. Это точно неправда. У меня была отличная работа в лучшем университете, я хорошо жил. Но как и всем новым идеям, моей пришлось бороться за признание».

Первая его работа в области поведенческой (бихевиористской) экономики вышла в 1980 г. в Корнуэльском университете и называлась «К вопросу о позитивной теории потребительского выбора», пишет FT. «Люди всегда воспринимали Талера всерьез, ведь он явно умен, – объяснял Chicago Tribune Канеман. – Так что лично его люди никогда не игнорировали. Просто не считали его идеи особо значимыми».

Популяризации теории Талера помогло то, что еще в 1987–1990 гг. он вел регулярную колонку об экономических странностях в солидном Journal of Economic Perspectives и с тех пор сотрудничал с целым рядом изданий. Он задавал, например, такие вопросы: если участники рынка так рациональны, как считает экономическая теория, почему в конце 1990-х доткомовская компания Palm Inc стоила дороже, чем 3Com Corp, которая была ее 100%-ным владельцем, пишет WSJ. Понемногу взгляды людей на экономику менялись. Первым из бихевиористов Нобелевскую премию по экономике получил в 2002 г. психолог Даниэль Канеман. Через полтора десятка лет очередь дошла и до Талера.

Талер говорит, что ростом популярности бихевиористская экономика обязана приходу нового поколения экономистов, которые соглашаются с ее постулатами чаще, чем их коллеги со стажем отказываются от своих моделей. «Не думаю, что за 40 лет смог изменить чьи-то взгляды. Вообще, вы не можете изменить чужую точку зрения, – цитирует его WSJ. – Зная это, я пошел по пути развращения молодежи, чьи мозги еще не сформировались».

Что делать с пенсией

Идея первого талеровского бестселлера – книги Nudge (в соавторстве с Кассом Санстейном, издана в 2008 г.) родилась за обедом в чикагском ресторане Noodles Etc, не без тщеславия замечает Chicago Tribune. Талер и Касс Санстейн, в то время профессор права Университета Чикаго, обсуждали придуманный Талером же странный термин «либертарианский патернализм», слова в нем имеют явно противоположное значение и он кажется оксюмороном, как «мертвые души» или «горячий снег». Но на деле это было попыткой объяснить, как правительство или работодатель может влиять на выбор людей, чтобы они принимали верные решения. Короче говоря, человека необходимо подталкивать к выбору.

Талер оправдывается: что бы ни предлагать и как бы ни предлагать потребителю – все равно влияем на его решение. Например, из списка вариантов люди часто выбирают первый, пусть он не самый лучший. Продукты в кафе или магазине выбирают во многом в зависимости от их раскладки. В интервью нобелевскому комитету он назвал самым большим своим успехом изменения, которые были внесены во многие американские пенсионные программы.

«Многие из тех, кто выступает за свободу выбора, отрицают любой патернализм, – писали Талер и Санстейн в Nudge. – Они хотят, чтобы государство сохранило за людьми возможность самостоятельно принимать решения. Иными словами, предоставило им максимально возможное количество вариантов и позволило выбрать лучший».

В итоге пенсионные программы вроде американской 401(k) развивались в неверном направлении, объяснял Талер журналу Journal of Investment Consulting: «Когда они начинались, как правило, включали в себя менее десятка опций [как инвестировать накопления], но число их стало быстро увеличиваться. <...> Плохая идея предлагать людям более сотни опций в одном плане, никто не будет с этим связываться».

В итоге к людям, которые ленятся или забывают вступить в пенсионную программу, добавляются те, кто махнул на нее рукой, запутавшись в многочисленных опциях. Университет Чикаго, в котором работает Талер, вышел из положения просто: сделал пенсионную программу обязательной для всех сотрудников, выставив ее параметры по умолчанию. «Но некоторым – тем, у кого веские причины не вступать в пенсионную программу, – это вредит, – говорил Талер Journal of Investment Consulting. – Первую пару лет, будучи доцентом [другого вуза], я не делал взносы – на мне висело немало студенческих долгов, и я решил в первую очередь рассчитаться с ними».

Как избавить людей от мучительного выбора, оставить им свободу и все же подтолкнуть к участию в программе? Не нужно писать заявление для вступления в программу, предложил Талер. Люди становятся ее участниками автоматически, но могут выйти, написав заявление.

Похожую идею рассматривают российские чиновники. В июле в правительство была внесена доработанная концепция индивидуального пенсионного капитала (ИПК). Пенсионные взносы предлагается делать работнику, самому выбрав ставку от 0 до 6%. Для тех, кто не выбрал, ставка ежегодно станет расти с 0% на 1 п. п. (Пока документ завис между министерствами и ведомствами.)

Талер вместе с другим экономистом, Шломо Бенарци, в 2004 г. предложили американцам еще одну программу – Save More Tomorrow («Завтра отложи больше») – для тех, кому жалко откладывать деньги сегодня на пенсию в будущем. Размер пенсионных выплат в ней растет автоматически с повышением заработка. Год от года отчисления увеличиваются, но люди, как правило, не против, поскольку сумма зарплаты на руки не уменьшается, объясняет Chicago Tribune.

Идеи Талера популярны у пенсионных фондов, пишет WSJ. Если в 2005 г. автоматическое участие в 401(k) было у 19% вступивших в программу, то в 2007 г. – уже у 34%, а в 2015 г. – у 58%. А участников Save More Tomorrow в 2005 г. насчитывалось 9%, в 2007 г. – 35%, а в 2015 г. – 45%.

«В книге Nudge мы разработали политику, которая никого ни к чему не принуждает», – с гордостью говорил Талер Journal of Investment Consulting. Вот как в книге сформулированы постулаты: «Мы выступаем за деликатные попытки со стороны коммерческих организаций и правительства подталкивать людей к выбору, который улучшит их жизнь. В нашем понимании, политика «патерналистская», если решение, принятое под ее влиянием, выгодно человеку, по его личному мнению <...> Мы определяем понятие «подталкивать» как любой аспект архитектуры выбора, предсказуемо влияющий на поведение людей, не запрещающий ничего и не вносящий заметных изменений в экономические привычки. От этого вмешательства при желании легко уклониться. Оно ни в коем случае не налагает обязательства. Фрукты, расположенные на уровне глаз (размещенные таким образом товары покупают чаще. – «Ведомости») – это подталкивание, а запрет на нездоровую еду – нет».

Лень – двигатель Талера

На вопрос, что он будет делать с Нобелевской премией в 9 млн крон ($1,1 млн), Талер пошутил: «Потрачу так иррационально, как смогу». Он находчив и за словом в карман не лезет. В беседе с Chicago Tribune Талер назвал себя любителем вина, но от предложения считать его коллекционером отказался: «По-моему, цель – это выпить [вино]. В моем возрасте это означает, что есть вина, которые я перестал покупать, потому что мне не нравится их пить, пока им не стукнет 20 лет».

Друзья от него не отстают. «Я всегда говорил, что одна из причин, почему он стал великим, – он не любит работать, – подшучивал в Chicago Tribune Канеман. – Если хотите над ним поиздеваться, можете сказать, что он ленив, а если похвалить – что он <...> крайне разборчив, выбирая, куда применить силы и энергию».

Кроме вина Талер увлечен гольфом. Один его частый партнер – Юджит Фама, нобелевский лауреат по экономике 2013 г., получивший премию за теорию эффективного рынка. Другой – Стивен Левитт, автор «Фрикономики».

Помимо книг и научной деятельности Талер зарабатывает на фондовом рынке. Он один из основателей калифорнийской фирмы Fuller & Thaler Asset Management, которая управляет деньгами клиентов вроде пенсионных фондов на основе бихевиористской теории финансов (см. график). А именно – вкладывает деньги в акции, которые считает недооцененными из-за предвзятого отношения инвесторов, пишет Chicago Tribune.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more