Кевин Уорш: целью банковской реформы должен быть возврат к нормальному бизнесу

Член совета ФРС Кевин Уорш на страницах Financial Times изложил свой взгляд на банковскую реформу США.

"Наступило время не просто великой реформы финансового регулирования и экономики США в целом. Наступило время выбора.

Вашингтон пытается восстановить систему финансового регулирования. Это полезно и в конечном итоге необходимо. Улучшения в политике регулирования – когда они являются частью более широкого взгляда на финансовую систему – только увеличат благосостояние будущих поколений. Однако целью законодателей должна быть эффективность, а не мимолетное удобство. Мы вряд ли поможем сами себе, если то, что заявлено как многообещающая «всеобъемлющая реформа регулирования» на деле мало что изменит.

Господствующая точка зрения ставит у истоков кризиса безответственные действия финансовых институтов. А новая система регулирования займется уврачеванием недугов, от которых страдаем мы все. Привлекательность этой простой теории очевидна – проблема в том, что она плохо работает в реальности.

Во-первых, паника 2008 г. стала результатом большого количества неверных решений – частных и публичных, а ошибки регуляторов были лишь частью проблемы. Значительную часть вины действительно можно возложить на них, но расследование не стоит заканчивать при первых же признаках найденных ошибок. К примеру, финансовая система выдачи закладных по ипотечным кредитам, в частности роль Fannie Mae и Freddie Mac в этом процессе, нуждается в гораздо более внимательном рассмотрении.

Во-вторых, за последние несколько лет обсуждение реформы регулирования слишком сосредоточилось на вопросах институционального характера. Опять-таки можно добиться большей эффективности с помощью обмена практиками и латания дыр в системе. Но зато далеко не так очевидно, что в реальности реформа регулирования зависит от законодательно определенного числа регуляторов. На мой взгляд, ФРС должна продолжать играть ключевую роль в надзоре над финансовыми компаниями, но не должна пытаться затмить собой все. Законодателям стоит сосредоточиться на том, из чего состоит эффективный благоразумный надзор, а не на том, кто должен его осуществлять.

В-третьих, существует риск, что некоторые меры реформы, за которые высказывались в прошлом году, нацелены на сохранение статус-кво. А ведь возврата назад нет. Если бы у законодателей во время кризиса была возможность быстро закрывать финансовые организации и сложные банковские холдинги, у нас было бы гораздо больше вариантов времяпрепровождения по выходным, нежели работать с разваливающимися финансовыми институтами. Мы, так сказать, получили чудесную стрелу в свой колчан, но и ее недостаточно, чтобы вооружить нас против ждущих впереди сложностей.

Итак, как же мы можем создать новую финансовую структуру – в дополнение к улучшенному контролю за ней – которая сумеет противостоять проблеме «слишком большого, чтобы упасть» и проблеме девальвации понятия "ответственный бизнес"? Мы должны возродить рыночную дисциплину в качестве дополнения к надзору. Иначе государственная поддержка может изменить правильные сигналы на рынке и создать особый класс институтов, которые действуют по иным правилам игры.

Во-первых, инвесторам необходима более ясная и своевременная информация о финансовых институтах. Во-вторых, реформы должны способствовать жесткой конкуренции. Маленькие, но динамично развивающиеся компании под правильным надзором должны иметь возможность занять доли на рынке. Это способ уравновесить игровую площадку, и он намного лучше, чем запугивание или поглощение самых крупных и взаимосвязанных финансовых институтов. Но этого не произойдет, если те, кто «слишком большой, чтобы рухнуть», будут отделены от тех, кто таковым не является. Не произойдет это и в том случае, если у избранных институтов будут постоянные преимущества в финансировании. И в том случае, если политические предпочтения удерживают вероятных конкурентов от попыток играть против «больших парней».

В-третьих, финансовые институты должны доказать, что они действительно могут упасть без помощи правительства. Хорошим решением будет, если компании сумеют структурироваться так, чтобы они могли быть быстро уничтожены, особенно те, которые работают в нескольких странах. В глобальной экономике большой – не значит плохой. Но разброс активов и обязательств требует беспрецедентной международной кооперации. Поэтому необходима координация политики с другими странами.

Однако не стоит заниматься самообманом. Государственные интервенции за последние несколько лет раскрыли целый букет политических предпочтений. Сегодня все эти ожидания должны быть развеяны перед лицом игроков рынка. Основной целью должно стать истребление проблемы «слишком большого, чтобы упасть».

Если это не будет исполнено, следующий этап может включать в себя выбор между двумя разными моделями: регулированием того, что могут делать финансовые институты, и регулированием того, как они это делают. Ясные правила, фокусирующиеся в большей степени на том "что", нежели на том "как", могут освободить компании от необходимости иметь лобби в Вашингтоне и вернуть людей назад к их бизнесу.

Это мне кажется важнее, чем управление банками и другими финансовыми институтами как квазиобщественными предприятиями, т. е. объектами капризов Вашингтона, избавленными от реальной конкуренции. Экономика США столкнется с серьезнейшими рисками, если мы опустимся до модели квазиобщественных предприятий".

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать