Финансы
Бесплатный
Николай Кащеев

О рождении новой экономики-2: Китай позволил США и России достичь пика

...Безусловно, я не претендую здесь на исчерпывающее научное описание истории экономического суперцикла 1975-2008/10 гг. (условно) таким, как я его вижу: для этого надо было бы написать целую книгу, привести великое множество данных, сослаться на множество авторитетов и т.п. Как вы понимаете, времени на это пока нет – надо заботиться о более насущных вещах. Поэтому заранее приношу извинения за фрагментарность моего текста; увы, ничего другого я пока все равно предложить не могу. Тем не менее in my humble opinion, хотя бы попытка изложить и обосновать системный взгляд на вещи, не помешала еще никому, особенно сегодня.

Экономическая парадигма, последние дни жизни которой мы наблюдаем сегодня, родилась в завершении жестокой рецессии и стагфляции 1973-1975 гг., которая была отчасти следствием вьетнамской войны и которая покончила с послевоенным экономическим бумом – и заодно с Бреттонвудскими соглашениями. Ее рождение в середине 70-х гг. охарактеризовалось некоторыми примечательными макроэкономическими явлениями.

Во-первых, в течение первых же нескольких лет становления новой реальности резко возросла волатильность ряда макроэкономических показателей США: в послевоенное время, до введения плавающих курсов валют и начала радикальной глобализации финансовой сферы, платежный баланс США и соответственно капитальный счет показывали год от года хаотические и небольшие по амплитуде колебания как в абсолютных, так и относительных величинах. И, кстати, баланс текущих операций США (читай: торговый баланс) до конца 70-х гг. ХХ века был в основном профицитным.

С начала же 80-х волатильность резко возрастает: баланс текущих операций стремительно уходит довольно глубоко в отрицательную зону, на другом конце уравнения отток капитала из частного сектора США резко меняется притоком. Из кредитора остального мира и экспортера США становятся магнитом для мировых потоков капитала. Порядок этих цифр также быстро меняется: еще в начале 70-х баланс счета текущих операций США оставлял буквально десятые доли процента от ВВП, с начала 80-х – это уже 1,5-2% ВВП и выше, в нулевых – 4,5,6%. Стабильно со знаком минус.

Во-вторых, в 50-70-х гг. ХХ века расходы на личное потребление в США держались на уровне 60-63% от ВВП. С конца 70-х начинается их заметный рост – до нынешних 71%. При этом чистые частные сбережения длительное время – с 50-х по 70-е гг. – стабильно составляли от 5 до 7% ВВП, но с середины 80-х резко снижаются, почти до нуля в 2007 г. Указанный (и номинальный, и относительный) рост потребления проходит на фоне сокращения чистых сбережений, т.е. благодаря росту кредита. Америка погружается в беспрецедентный долговой цикл, который теперь лежит в основе потребительского бума. И не только в США. Почему так случилось? Скажем позже.

Рассматриваемый нами исторический период начался довольно бурно и не давал скучать американцам. Суперцикл родился в рецессии, придя на смену предыдущему. Но это нормально, мы переживаем аналогичный процесс. Затем уже начало 1980-х было ознаменовано продолжительной рецессией, вызванной очень жесткими антиинфляционными мерами ФРС. Высокая инфляция – до 10%! – была отдаленным следствием вьетнамской войны. Администрация Рейгана справилась с этими бедствиями, одновременно сделав немало необычайно важного для дальнейшего развития мира и для развертывания нашей экономической парадигмы. Самое главное: Рейган и Тэтчер, последовательные и решительные рыночники-либертарианцы, активно способствовали окончательному краху социалистического лагеря, падение которого открыло для глобальной экономики новые пространства. И Китай как раз в эти годы начал активный выход на мировую арену.

В середине 80-х произошло событие, которое сегодня можно считать знаком судьбы: Штаты столкнулись с серьезным долговым кризисом, который называют Savings & Loan Crisis (кризис сберегательных и кредитных ассоциаций) и который по сути своей очень напоминал нынешний. Только он был гораздо менее масштабным, потому что это еще не было концом цикла. Это был крах множества небольших небанковских учреждений, который в итоге стоил американцам порядка $124 млрд прямых потерь бюджета при тогдашнем объеме ВВП $4,2-6 трлн (это с середины 80-х по начало 90-х гг.)

Но вот, пожалуй, самым главным событием для мировой экономики в начале 90-х стало вступление Китая в ВТО, которое можно условно назвать началом современного этапа глобализации. Именно явление Китая как экономической державы позволило США достичь пика суперцикла 1975-2008/10 гг. в середине нулевых, а России испытать все прелести нефтяного и околонефтяного изобилия.

Китай&Co., кроме всего прочего, сделали ставки денежного рынка необычайно низкими по историческим меркам и при этом удержали мировую инфляцию от роста, широко открыв ворота левереджу. Китай, танцуя в тесных объятиях с США, позволил нашей экономической парадигме достичь своего блистательного апогея в 2006-2008 гг. При том тогдашний руководитель ФРС Алан Гринспен был всего лишь пленником обстоятельств, он всяко не мог остановить раскрутившийся маховик, и его вина состоит только в том, что он до конца не понял происходящего и (или) не пожелал сказать публично о возможных, точнее, неизбежных последствиях «великого пиршества».

Продолжение следует.

Автор - начальник аналитического отдела казначейства Сбербанка.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more