Финансы
Бесплатный
Наталия Орлова

Рост бюджетной зависимости от цен на нефть может быть разрушительным

Хотя финансовые рынки не обращают особенного внимания на новости о бюджете, в долгосрочной перспективе его состояние значительным образом влияет на экономику и на стоимость ее активов.

Бюджетных новостей в последнее время много, но разобраться в них непросто. Параметры бюджета-2011 на первый взгляд говорят об ужесточении бюджетной политики - расходы федерального бюджета сокращаются с 23% ВВП в 2010 г. до 20,8% в 2011 г., значительно снижается и бюджетный дефицит с более чем 5% ВВП в этом году до 3,6% в следующем. Эти цифры говорят о контрциклической бюджетной политике, в рамках которой государство сокращает свое присутствие в экономике в условиях восстановления экономического роста.

Однако есть такой индикатор, как чувствительность бюджета к нефтяным ценам. Обычно под ним предполагают расчет цены на нефть, при которой бюджет становится сбалансированным, то есть в нынешних условиях - бездефицитным. Этот показатель до 2006 г. составлял $20-25/баррель, с 2007 г. в условиях ускоренных индексаций социальных и пенсионных расходов бюджета он начал расти – сначала до $62/баррель в 2008 г., потом до $99/баррель в 2009 г.

Изначально ожидалось, что в течение 2010 г. и нескольких ближайших лет уровень чувствительности к ценам на нефть стабилизируется на пороге $100-105 – высоко, но в какой-то степени объяснимо на фоне быстрого падения экономики в 2009 г. и ее медленного восстановления. Но недавно пересмотренные прогнозы бюджета на 2010 г. и предварительные цифры 2011 г. делают эти расчеты оптимистичными. В этом году уровень бездефицитности бюджета, по всей видимости, уйдет на $120-123/баррель. Снижение бюджетного дефицита следующего года в свете этой цифры если и является положительным, то только с точки зрения попытки удержать риски под контролем – чувствительность по ценам на нефть в следующем году снизится до $111/баррель.

Речь идет о том, что дефицит бюджета этого года на уровне 5% ВВП при ценах на нефть $58/баррель и при $75/баррель – это разные дефициты. Рост уровня бездефицитности до $111/баррель означает, что в случае падения цен на нефть до $60/баррель, например, в бюджетных потоках за несколько месяцев возникает непредвиденная дыра в $30 млрд, что эквивалентно 2% ВВП. Очевидно, что в краткосрочной перспективе эффект такого внешнего шока может быть легко закрыт использованием средств резервного фонда, привлечением внешнего или внутреннего долга или в крайнем случае продажей государственных активов. Тем не менее рост чувствительности бюджета по ценам на нефть означает все большую и большую уязвимость бюджета к международной конъюнктуре.

Ситуация с бюджетом сейчас напоминает состояние платежного баланса накануне второй половины 2008 г. Быстрый рост цен на нефть позволил России продолжить наращивание корпоративного внешнего долга и стимулировал приток зарубежного капитала. Резервы ЦБ почти вплотную приблизились к уровню $600 млрд. Но резкий разворот цен на нефть показал, что значительная часть интереса к российским активам была связана с положительными ожиданиями по ценам на энергоносители и что этот спрос оказался недолговечным. За четвертый квартал 2008 г. ЦБ потратил почти треть своих резервов, так как падение экспортных доходов спровоцировала бегство капитала, причем не только иностранного, но и российского. Такая острая реакция рынков стала следствием роста зависимости платежного баланса от цен на нефть.

Реакция рынков на рост бюджетной зависимости от цен на нефть может быть не менее разрушительной и проявится в момент, когда существенно вырастет потребность в долговых заимствованиях.

Автор - главный экономист Альфа-банка.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать