Финансы
Бесплатный
Рафаэль Климов

Действия приставов по аресту полисов ОСАГО противоречат законодательству

В последнее время в СМИ появляются сообщения об инициативах судебных приставов, связанных с арестами страховых полисов должников. Это очередное новшество в практике судебных приставов по взысканию средств с должников не могло не вызвать бурную реакцию как со стороны страхователей, так и со стороны страховщиков. Эта практика, кроме упоминавшегося в прессе Приморского края и подхватившей почин Московской области, уже применяется в Башкортостане. Очевидно, что пример может оказаться заразительным.

Вполне возможно, что где-то арест страховых полисов ОСАГО используется в качестве некой «страшилки» в расчете на то, что должник испугается и сразу побежит гасить задолженность. Случай в Приморском крае иллюстрировал именно это. Однако на деле все обстоит вполне серьезно, приставами оформляются все необходимые процессуальные документы, которые налагают арест на полис и его изъятие, в них содержатся вполне конкретные предупреждения, обращенные к страховой компании, об ответственности за невыполнение законных требований судебного пристава-исполнителя. Возникает только один вопрос: насколько законны требования судебного пристава? А с этим, как представляется, не все ладно. Есть несколько правовых аспектов, которые, в связи с этим необходимо рассмотреть.

Алгоритм действий приставов примерно такой: они налагают арест на страховой полис должника по ОСАГО, изымают его, обязуют страховщика прекратить исполнение обязательств по этому договору и перечислить часть страховой премии (пропорционально не истекшему сроку действия полиса) на соответствующий счет управления Федерального казначейства на имя судебного пристава-исполнителя.

Обосновывая правомерность своих действий, приставы ссылаются на статью 417 Гражданского кодекса, согласно которой обязательство прекращается, если в силу издания акта государственного органа его исполнение становится невозможным. Однако, по моему мнению, такая трактовка выносимых ими решений по конкретным делам и в отношении конкретных должников ошибочна. Нельзя под 417-ю статью подводить любой акт государственного органа (или его представителя). В этой статье подразумеваются акты публичного характера, адресованные неопределенному количеству лиц, вводящие для них определенные ограничения. Так, по крайней мере, говорится в комментариях к Гражданскому кодексу, и такая трактовка является правомерной.

Требование прекратить исполнение обязательств по договору страхования ОСАГО и перечислить ранее уплаченную премию в адрес судебных приставов неправомерно также и в силу других причин. Нельзя выносить подобные решения, не особенно задумываясь, что собой представляют страховые правоотношения, каковы их особенности. Уплаченные страхователями страховые премии поступают в полное распоряжение страховой компании, которая формирует из них резервы и размещает в активах для того, чтобы при наступлении страхового случая производить из них выплаты. Законом предусмотрены случаи досрочного расторжения договора страхования, в том числе и по причине отказа страхователя от договора страхования. Но в последнем случае уплаченная страховая премия не подлежит возврату. Таким образом, если даже допустить, что приставы вправе своим актом прекратить страховое обязательство, у них нет правовых оснований требовать от страховщика перечислить им часть страховой премии пропорционально неистекшему сроку страхования.

И, наконец, хотелось бы подчеркнуть, что действия приставов по наложению ареста на страховой полис по ОСАГО противоречат принципам обязательного страхования, заложенным в соответствующем законе – таким как всеобщность и обязательность данного вида страхования, гарантии возмещения вреда, причиненного жизни, здоровью или имуществу потерпевших.

Подытоживая вышесказанное, нужно отметить, что вполне понятны попытки судебных приставов найти новые возможности для обеспечения исполнения принятых решений, но даже в угоду этому нельзя основывать свои решения на вольных трактовках действующего законодательства и тем более вопреки ему. В противном случае, вместо того, чтобы реально заниматься взысканием задолженностей с должников, судебные приставы погрязнут в судебных спорах со страховыми компаниями и их клиентами

Автор - исполнительный директор страховой группы \"Уралсиб\".

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать