Стресс-тесты не убедили инвесторов

Европейские банки не стоят своего капитала, считают участники рынков, и проведенные в этом году стресс-тесты не переубедили их.
AP

Стресс-тесты европейских банков, проведенные в этом году, не убедили участников рынков в надежности банковской системы Старого Света. Через 5 месяцев после того как Евросоюз обнародовал результаты тестов, индекс европейских банков и финансовых компаний Bloomberg Europe Banks and Financial Services Index снизился на 4%. Между тем после обнародования результатов стресс-тестов банков США в 2009 г. аналогичный индекс американских финансовых организаций - Standard & Poor’s 500 Financials Index - вырос на 25%.

По данным Bloomberg, с 23 июля, когда были обнародованы результаты стресс-тестов в 91 банке, средняя стоимость рыночной страховки от дефолта по долгу с первоочередным правом требования 110 европейских банков выросла на 114 базисных пунктов, что в 30 раз больше, чем у 34 крупнейших банков США, по которым торгуются свопы «кредит — дефолт».

Одним из свидетельств неэффективности стресс-тестов в Европе стали недавние события в Ирландии. Например, Allied Irish Bank и Bank of Ireland стресс-тесты прошли, но в ноябре правительство страны потребовало от них снова привлечь капитал. В Anglo Irish Bank тест не проводился, хотя он оказался одним из самых проблемных. В декабре 2008 г. правительство Ирландии выделило на поддержку Anglo Irish 1,5 млрд евро, затем он получил еще 22,9 млрд евро. В сентябре 2010 г. центробанк Ирландии сообщил, что Anglo Irish понадобится еще 11,4 млрд евро.

В рамках помощи на 85 млрд евро, которую предоставит Ирландии Евросоюз, 10 млрд евро будут направлены непосредственно на помощь банкам, еще 25 млрд станут своеобразным фондом поддержки финансовой системы страны.

Кроме того, инвесторы испугались тесной взаимозависимости европейских банков и правительств разных стран. Так, по подсчетам Financial Times, европейским банкам принадлежат суверенные долги Ирландии на общую сумму 29 млрд евро (в том числе немецким банкам — на 12,3 млрд евро, британским — на 5,4 млрд). На балансах не итальянских банков находятся итальянские гособлигации на 182,4 млрд евро (у итальянских – 144,7 млрд). Испанские госбонды на 55,3 млрд находятся у зарубежных европейских банков, а у испанских – гособлигации других стран Европы на 29,8 млрд евро.

У Royal Bank of Scotland, который в кризис выжил только благодаря поддержке со стороны британского правительства, совокупный объем кредитов государственному и частному секторам периферийных стран составляет 77,39 млрд евро.

«Долговой кризис в еврозоне совпал с банковским кризисом. По результатам стресс-тестов всего у 7 банков выявился недостаток капитала, и среди них не было ни одного ирландского. Немецкие банки сами проводили стресс-тесты самих себя», - сетовал на недавно прошедшем Финансовом Форуме России, организованном «Ведомостями», главный экономист Citigroup Уиллем Бьюитер.

Теперь регуляторы 27 стран ЕС намереваются в 2011 г. повторить стресс-тесты, улучшив их качество. Однако пока эффективность этого мероприятия остается под вопросом, потому что национальные регуляторы не хотят отдавать контроль над своими банками центральным органам союза. «Тесты не породили доверия [к банкам],да и в целом не принесли особой пользы из-за финансового национализма, – говорит Николя Верон, старший научный сотрудник бельгийской исследовательской экономической организации Bruegel и сотрудник вашингтонского Института международной экономики Питерсона (цитата по Bloomberg). – Правительства рассматривают стресс-тесты банков как конкуренцию между странами, а не как способ обеспечить общеевропейскую финансовую стабильность».

Еще одно препятствие – нежелание многих правительств предоставлять все необходимые данные о риске дефолтов по долгам, считает Питер Хан, бывший банкир Citigroup, который сейчас преподает финансы в лондонской Cass Business School. Учитывая, что банки Европы, по данным Goldman Sachs, держат облигации Греции, Ирландии и Португалии на сумму, превышающую 191 млрд евро, любая реструктуризация национальных долгов может вынудить банки искать новый капитал. Именно оценка вероятности этого является ключевой для рынка. «Сегодня очень мало людей, которые доверяют своему банку. Люди доверяют государству, которое должно спасти твой банк, а не самому банку», - говорит Хан.

В итоге доверие инвесторов к европейским банкам снижается, а к американским – растет. Отношение рыночной капитализации к капиталу у 50 крупнейших банков Европы составляет 0,76, в то время как у банков США – 0,97. То есть инвесторы не верят, что ключевые активы банков действительно стоящие и ликвидные. Для сравнения: в 2007 г. этот показатель для банков Европы и США составлял 2,15 и 2,14 соответственно.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать